May 11th, 2009

чингизид

и еще раз поясняю

Если совсем уж упростить, тот, кто сегодня слившись (будем считать, добровольно и осознанно) с общим потоком внимания, испытывает невиданный доселе взлет так называемого духа (на самом деле, конечно, просто обострение эмоций) и воспаряет в облаке чистой любви к бабам, Гоголю, славе русского оружия, бабушке и котятам, завтра точно так же испытает приступ беспричинной тоски в троллейбусе, страха в самолете, умственной немощи на работе, немотивированной агрессии на улице, лютой ненависти при чтении новостей, и не факт, что вовремя спохватится и осознает: это не моя тоска, не мой страх, не моя тупость, не моя агрессия, просто мусор из ближайшего сектора информационного поля. И уж тем более не факт, что выскочит.
Это называется дурная привычка. В данном случае - дурная привычка встраиваться в общий информационный поток, подчиняться силе чужого концентрированного внимания. Она всеми нами усвоена с младенчества. Кому кажется, что он исключение из правила, просто еще не добрался до внутренней правды. Которые таки да исключения, очень хорошо знают, как работает механизм - со стороны отлично видно. Избавляться от этой привычки очень трудно, там уже такая пуповина наросла, что ой. Но делать это совершенно необходимо. Это я как человек, много лет боявшийся чужим страхом и ленившийся чужой ленью говорю. Со знанием дела, то есть.
Почему я, собственно, так цепляюсь к знаменательным датам. Да потому что выскакивать из этой части потока проще всего. Тут игра идет в открытую, механизм у всех на виду, так и говорят: сегодня все вместе дружно любим Гоголя. Громче, чем сирена тревоги орет. Где и тренироваться, если не тут.
чингизид

и в заключение

Вообще, кажется, все, или почти все, что мне сейчас интересно, относится к области знаний (и/или заблуждений), к которым человек может приходить (или не приходить) только сам. Чужой опыт тут бесполезен. Чужие формулировки нужны только тем, кто уже пришел примерно туда же - чтобы получить подтверждение, что он не один в этой палате, на первых порах, бывает, этого еще хочется, потом проходит.
Поэтому, в общем, не стоит переливать из пустого в порожнее.
Но я и так девяносто девять раз из ста помалкиваю, гораздо лучше, чем раньше, когда было примерно пятьдесят на пятьдесят.