June 8th, 2009

чингизид

пока обед жду

Дружественные эрудиты и всемирное це-це-це хором грозили мне обитающими в окрестностях Марвежоля гигантскими волками-людоедами. Все оказалось гораздо хуже: вчера ночью в мою комнату залетел гигантский комар-людоед. Если бы он меня просто съел, это еще ладно, но зверюга принялась биться головой об стекло, с таким грохотом, что мне, выродку, способному спать под шум соседской электродрели, это в какой-то момент начало действовать на нервы.
Пришлось призвать на помощь сокровищницу мировой литературы и сказать комару: «Мы с тобой одной крови, ты и я». Не выдержав столь чудовищного обмана, бедняга затих, как выяснилось утром – издох. Из его шкуры я, наверное, сошью себе шубу, по праву победителя.

Еще страшнее комара оказались гигантские поливальные установки-людоеды. Как положено нечистой силе, они начинают работать ровно в полночь, орошая лоб и колени жертвы хрустальными брызгами непереносимой температуры.

Правды ради, следует признать, что за высокой каменной стеной, отделяющей мой двор от соседнего, кто-то очень громко и как бы страшно выл. Добросовестный странник непременно воспользовался бы таким случаем, чтобы побледнеть, зашататься и поседеть навек, но меня как раз отвлек комар-людоед, так что обошлось без готической зоологии.

Мне вчера показалось, что если я расскажу, что меня, кроме всего, высадили из автобуса аккурат напротив бара «Le Diabolo», это прозвучит очень уж неправдоподобно. Однако не следует умалчивать факты в угоду достоверности: высадили, было дело. У меня и документальное свидетельство есть. Впрочем, я все-таки предпочитаю пить кофе в старом городе, в баре «Le Griffon» - тоже инфернальненько, но в меру.

И кстати об инфернальности. Из всех кафе и ресторанов здесь доносится совершенно одинаковый, не шибко приятный запах паленой органики. Но не потому, что Марвежоль такое уж сердце Тьмы, просто здесь все готовят в открытых печах – начиная от мяса и заканчивая гренками для салата. Результат ужасает – в хорошем смысле слова. То есть, ужасно вкусная паленая органика выходит.

В общем, дура та бородатая женщина, которая раньше вышла. Надо было ей ехать в Марвежоль. Вообще всем надо ехать в Марвежоль, точка.
чингизид

и еще про Марвежоль

Здесь есть городская сумасшедшая, которая кружит по Старому городу, останавливается у магазинов и ругается с манекенами. То есть, вчера мне показалось, она просто вслух разговаривает, а сегодня удалось уяснить принцип.

Здесь второй день примерно +17, любимая моя температура, любимый холодный июнь. В разных источниках пишут, что такая погода обычна для этой части Лозера, летом здесь редко бывает больше + 20. Рай, короче. При этом розы прут из-за оград, как тесто из кадушки, и если бы только розы. А в одном саду почти созрела черешня, мне удалось стырить несколько ягод методом бурного подпрыгивания. Ворованая еда - самая лучшая, как ни крути.

Здешний ветер зовут Мендозо, потому что он приходит из Менда. У Мендозо на редкость хороший характер, он теплый, теплее стоячего воздуха. Местные жители говорят, замерзнуть от Мендозо еще можно, а простудиться - нет.
Мендозо музыкант, и жители Марвежоля вешают для него в садах специальные свистелки, чтобы свистел, а на балконах - таракуцки, чтобы бренчал. Поэтому, собствено, у него и характер хороший - когда тебе дают вволю поиграть, не скурвишься.

Иногда Мендозо приносит дождь, и сегодня он загнал меня в дом в десять вечера, а потом оказалось, это были цветочки, теперь в небе спеют сияющие и грохочущие ягоды, июньская черешневая гроза.

Теперь я опять не хочу в Париж, но уже не сдуру, а осознанно. Я бы лучше еще пару дней тут. Да кто ж меня спрашивает. Впрочем, как только окажусь на Лионском вокзале, обрадуюсь страшно, это мы уже проходили.

P.S.
Эй, гражданин с головой сокола!
Повадился, понимаешь, комментарии душеполезные удалять.
И как теперь ответить, что я тебя тоже? А? Ы? Вот то-то же :)