October 27th, 2009

чингизид

плановая проверка

Электричка от главного вокзала едет др Фельдафинга все те же сорок с небольшим минут, ресторан возле станции все еще работает, и это по-прежнему единственное место в городке, где можно выпить кофе после полудня; до одиннадцати утра работает еще кондитерская, а потом - все. В ресторане полно народу, в ожидании заказов они поют песни - на трезвую голову, не сомневайтесь. Да и с чего бы им не петь, обитателям райских кущей, золотых и огненных по случаю октября. "Тэ мит рум?" - спрашивает меня старый кельнер. Чай с ромом, о господи. Мы жили здесь пятнадцать лет назад, и он до сих пор помнит мой последний заказ, точнее, три моих последних заказа. Времени, похоже, действительно не существует, по крайней мере, в Фельдафинге, вот и дед этот не изменился, не постарел, да и с чего бы ему стареть, если чай с ромом он подавал мне максимум позавчера.
"Кафе мит мильх", - говорю я, потому что все-таки очень нужно выпить кофе, беру огромную пузатую чашку и иду на веранду. "Цу кальт! - кричит мне вслед старик. - Цу кальт!" Очень холодно им в плюс десять, понимаете ли. Баварцы, изнеженный народ, что с них взять. Потом, четверть часа и сигарету спустя, несу чашку обратно, чтобы не выскакивал бедняга на лютый мороз. Певучие клиенты дождались заказа, жуют молча, только один совсем уж древний бородач в углу выводит рулады чтобы, значит, народу без музыки не скучать.

Небесная Лестница, ведущая с Хохштрассе вниз, к озеру Шторнберг, и примыкавшая раньше к территории виллы Вальберта - мне ли не помнить, как лазали мы через ограду - все еще существует, только отделена теперь от виллы двумя чужими палисадниками.
Нет занятия увлекательней, чем подглядывать, как меняется этот не самый пластичный из миров, восклицая про себя: не безнадежен! Все-таки не безнадежен!