January 5th, 2010

чингизид

славься, Британия

Кассирша в супермаркете нынче ночью рассказывала подружке, а у меня край уха зело велик.

Вскоре после десяти вечера у кассы объявился покупатель-англичанин с упаковкой пива. А у нас, если кто не знает, теперь с 22:00 наступает полная объединенная Европа, в смысле, алкоголь в магазинах не продают, как ни уговаривай. В залах-то все стоит, но кассовые аппараты эту категорию товаров не пробивают, короче полный импосыбол. Разве только в кабак пойти.
Кассирша так ему и сказала: импосыбол, сэр. Ай эм соу сорри.
Англичанин нахмурился. И достал из кармана телефон. И позвонил в свое великое британское консульство. И затребовал консула.
На этом месте кассирша охуела. То есть, она, как легко догдаться, немало интересного успела выслушать и повидать на эту тему. Но чтобы в консульство звонить, такого еще не было.
В консульстве сняли трубку. Великий британец изложил свою проблему, потом долго слушал ответ, хмурился, кивал, наконец, попрощался, спрятал телефон. Отдал кассирше пиво и извинился. Объяснил: он думал, это только лично ему пиво не продают, но в консульстве сказали, что это такой закон для всех, а значит, все в порядке, он не возражает, и сейчас поедет в ресторан.

Кассирша больше всего удивлялась, что англичанин так быстро успокоился и даже извинился. А у меня перед глазами картина маслом: Британское консульство, поздний вечер. У телефона сидит дежурный Дживз и ласково разъясняет пострадавшим соотечественникам, почему им отказываются продать выпивку. И диктует им адреса заведений, где страдальцев ждет облегчение.
Благословенна страна, граждане которой могут в любое время суток получить столь назидательное утешение от своего правительства.