April 17th, 2010

чингизид

Фильм-катастрофа

Во дворе, то есть, среди гаражей и огородов стоят две пожарные машины с мигающими мигалками. Пожарники в полном боевом снаряжении бродят среди гаражей - ищут, надо понимать, обещанное возгорание. Пока не нашли, но не сдаются.

***

Небо над городом такой неописуемой красоты, что если уж конец света, то лучше бы сегодня, на высокой ноте. И ангелы тогда станут бродить среди гаражей и огородов вместе с пожарниками, искать следы возгорания духа - не знаю уж, с какими результатами.

***

В последние дни только и новостей про исландский вулкан, прах, пепел и отмененные авиарейсы. При этом мне пришлось потратить примерно полкило мозга, чтобы выяснить, как собственно дела у исландцев. О них никто не пишет, неинтересно, неактуально. Удалось найти пару вялых информационных сообщений по теме - вроде бы, жертв нет, 800 человек эвакуировали от греха.
Мне этот эгоцентризм очень понятен, мне бы тоже не было дела до каких-то исландцев, застрянь я сейчас в чужом аэропорту на неизвестно какой срок, а если еще и виза закончилась - ну ваще пиздец. И это именно то, чего я в себе ужасно не люблю - что в опеределнных ситуациях, когда собственной жопе вдруг стало не тепло и не мягко, становится насрать на все остальное и всех остальных. Бороться тут можно разве только методом осмысления, осознания, задержки внимания на этом аспекте и хладнокровным изучением феномена, это дает возможность не участвовать в гнусном отношении к миру всем существом, а значит в перспективе - не участвовать в нем вовсе.

***

Мне, кстати, очень хотелось этим летом выбраться в Исландию, это было задумано, как подарок себе за хорошее поведение: вот закончу "Большую телегу" и летом выберусь. И не факт, что получится, потому что на лето уже есть миллион, миллиард дел, дурацких и не очень.
Вообще-то, в Исландию я хочу попасть уже лет двадцать пять, то есть, с того момента, как мне в руки попала "Сага о Греттире". Тогда это была именно что мечта - такое иррациональное, неосуществимое желание на всю жизнь, как летать, или быть пиратом. С тех пор ситуация кардинально изменилась, Исландия стала более чем достижима, а я продолжаю организовывать свою жизнь (и бюджет) таким образом, чтобы туда не попасть, и это, конечно, смешно.
В один из моих первых дней в Вильнюсе мне приснился сон, что это на самом деле не Вильнюс, а Рейкьявик. И я тут в гостях, а скоро зима, а на зиму в Рейкьявике оставаться нельзя, тут что-то такое происходит зимой, что только местные могут пережить. И всем приезжим предлагают срочно эвакуироваться последним поездом, и я на этот поезд опаздываю, сперва огорчаюсь, а потом до меня доходит, что с острова невозможно уехать поездом, так что неизвестно, куда их всех повезли, и все, наверное, к лучшему.
И я остаюсь в Рейкьявике, в синем доме, на втором этаже, в квартире с балконом. И жду зимы, и мне даже интересно, как все будет.
Это был из тех редких снов, которые не просто запоминаются в деталях, а становятся таким же равноправным воспоминанием, как события, случившиеся наяву, и мне всякий раз приходится сесть и подумать, чтобы сообразить, что к чему, отделить одно от другого. Может поэтому и откладываю все время поездку в Исландию - мало ли, каким способом соединятся там две реальности, а у меня тут столько дел, столько дурацких дел. Надо бы их, что ли, закончить, упорядочить и все-таки поехать, и посмотреть, что будет.
Может быть, и ничего особенного.

***

Ну, в общем, хорошо, что без жертв.