July 10th, 2010

чингизид

архетип экскурсовода

Как пройти в гостиницу *** ? - спрашивают меня по-английски на углу Немецкого бульвара и улицы святого на всю голову Мыколая.
Из всех виленских гостиниц я по имени опознаю только отель Шекспир, и не по причине выского культурного уровня, а потому что там Минотавр во дворе, который на одноколесном велосипеде.
- Сожалею, не знаю такую гостиницу, - говорю я.
И наконец поднимаю глаза на спрашивающих.
Две пожилые женщины, одна высокая блондинка, костистая, с роскошным носом, которой, если по уму, неплохо бы разделить на два, с чудесной улыбкой и кроткими серыми глазами. Вторая - маленькая, пухлая, кудрявая, черноглазая и, мягко говоря, вовсе не добродушная.
Мой аналитический аппарат, битком набитый информацией, почерпнутой из волшебных сказок, тут же радостно говорит: ага, феи. Давай уж, выручай их.
- Но может быть, вы знаете, на какой она улице? - спрашиваю я, и они печально качают головами, одновременно извлекая из кармана визитную карточку гостиницы, на которой, как водится, не только адрес написан, но и схема нарисована. Как туда пройти, это мне теперь предельно ясно, как объяснить - не очень, потому что супротив виленских леших ни одна заграничная фея не попрет.
- Ладно, - говорю, - идите пока за мной, а потом я вам покажу.
И мы с феями идем по улице святого Мыколая, сворачиваем потом, куда положено, и еще раз, и выходим наконец на финишную прямую.
- Видите, там в конце квартала большая улица? - спрашиваю. - Вот она на вашей карте. А вот ваша гостиница. Теперь найдете?
- Найдем, - радуются феи. - Теперь найдем.
Мы идем дальше, я обгоняю неторопливых фей, на углу оборачиваюсь, чтобы помахать им рукой на прощание, и обнаруживаю у себя за спиной совершенно пустую улицу и двух ворон, побольше и поменьше, вальяжно прогуливающихся по мостовой.
- Ай, молодцы какие. Хорошие девочки, - говорю я, думая про себя, что волшебные сказки - это отличный бэкграунд, очень полезный в быту.

***

На автомобильной стоянке возле гостиницы на углу Бокшто и Субачус вижу загорелого человека в белом костюме, нарезающего круги вокруг серебристой "ауди" и громко восклицающего по-польски: "Матерь божья, как же тебя найти?!"
Невозможно равнодушно пройти мимо человека, столь блестяще формулирующего вопрос. Подхожу: "Я понимаю по-польски, но не говорю. Тем не менее, может быть, я могу вам чем-то помочь?"
По-русски человек в белом говорил не хуже, чем по-польски, как оказалось.
И выдал мне не только благодарственную речь, адресованную, впрочем, Деве Марии, но и удивительную историю о том, как с полудня, то есть, уже два с лишним часа ищет в центре Вильнюса Остру Браму (!) и не может ее найти. С картой и этим вашим дурацким прибором, без которого нынче за руль не сядятся - джэпээрэс, или как там его.
Другой бы на моем месте подумал, что человек - клинический идиот. Но я-то знаю, у нас иногда так бывает. И беру дело в свои руки. Тем более, что помочь этой натурально заблудшей душе проще простого.
- Значит так, - говорю. - Видите эту улицу? Идете по ней, никуда не сворачивая, до самого конца. Приходите на площадь, смотрите налево и видите свою Остру Браму. Ни с чем не перепутаете.
- А долго ехать? - Спрашивает человек.
- Не ехать, а идти. Минут пять. То есть, можно и ехать, только не знаю, где вы там машину поставите. Лучше оставьте ее в нашем дворе.
- А можно? - радуется человек, и принимается хлопотать с парковкой, громко, не стесняясь, благодарит Матерь Божью за своевременную помощь, а я иду дальше, вспоминаю людей, которые когда-то, несколько лет назад показали нам не только дорогу в центр, но и бесплатную парковку в Каунасе, и думаю: ну вот, как все удачно устроилось.

***

По субботам Вильнюс вообще становится польским городом, даже уличные торговцы сувенирами меняют дефолтные русский и английский на дефолтный же польский, по субботам их клиенты - почти исключительно поляки, приехавшие повидаться с Девой Марией Остробрамской, это их день. И когда я останавливаюсь в начале улицы Пилес, чтобы прочитать смс, ко мне почему-то начинают стекаться поляки. К тому моменту, как я заканчиваю писать ответ, поляки окружают меня плотным кольцом, возбужденно тараторят и явно чего-то от меня ждут.
Иду дальше, и поляки идут следом, на ходу выстраиваясь в аккуратный птичий клин.
- Панове меня с кем-то перепутали? - спрашиваю наконец.
- А разве вы не наш экскурсовод? - хором огорчаются поляки. - Нам сказали стоять здесь, обещали, что за нами сейчас придет экскурсовод...
- Нет, - говорю, - я не экскурсовод. А почему вы так подумали?
Поляки растерянно переглядываются. Действительно - почему?
- Ну, у вас такое лицо, как будто вы все знаете, - говорит наконец бойкая толстуха а цыганской юбке до пят.
- Нет, - говорю, - я не все знаю. И, заметив боковым зрением даму, которая поспешно приближается к нам, размахивая шестом с привязанным к нему зеленым платком, добавляю: - Зато я, кажется, знаю, где ваш экскурсовод.
И иду пить кофе, потому что с тимуровскими делами на сегодня, надеюсь, все-таки покончено.