September 18th, 2010

чингизид

кажется так

В одной из книг, подписанных "мастер Чэнь" (автор там умный, поэтому ясно, что он, прикрывшись таким именем, смеется над собой и публикой, а все равно как-то... ээээ... некошерно, ну да его дела) - так вот, в одной из его книг, не помню какой именно, было отличное определение истерики.
Вроде того (надеюсь, что перескажу довольно близко к авторскому варианту), что когда человек понимает, что заигрался и не может справиться, он создает себе и окружающим еще одну, невыносимую проблему, которя, на самом деле, отчаянный сигнал во внешний мир - эй, кто-нибудь, обратите внимание на то, что тут творится, и сделайте что-нибудь!

Мне кажется, это удивительно точно. Ну, я же говорю, автор очень умный.

Но истерика - это частный случай, самый наглядный.
В какой-то момент становится очень трудно не понимать, что бОльшая часть сигналов, подаваемых людьми в ходе повседневных (даже повседневных, но не только) коммуникаций - это так или иначе завуалированная просьба о помощи, сигналы SOS, зашифрованные порой столь причудливо, что поди догадайся. В этом смысле апокалипсис уже идет полным ходом. Может быть, очень давно, не знаю. Может, человечество само по себе и есть апокалипсис, точнее, необходимое и достаточное условие его.
Причем все так смешно обычно устроено - участники коммуникации, как правило, прилагают большие усилия, чтобы игнорировать чужие сигналы, которые, в общем, мешают, поскольку взывают если не к действию, то к состраданию. Ну и стараются усилить собственный сигнал. Все это, понятно, неосознанно. И не со зла, а от отчаяния и бессилия.
И, кстати, вот почему все так любят "сильных" людей. Рядом с которыми ничего игнорировать не надо, потому что сигналов SOS действительно нет. Просто рядом с таким постоять - счастье и отдохновение.

Я с какого-то момента не могу игнорировать все эти сигналы. Ну, то есть, видимо не хочу их игнорировать, причем не хочу достаточно сильно, чтобы выйти на уровень "не могу".
Хорошо еще, что милосердие и сострадание - разные вещи, и к первому у меня нет склонности, а то бы с ума сойти можно было сразуваще, не сходя с места. А так - нормально. Само по себе сострадание - очень даже полезная штука. И местами приятная, поскольку помогает ощущать мир как поток, а все, что помогает ощущать мир как поток - часть науки о бессмертии.

И когда все мало-мальски живое вокруг взывает к милосердию, которого у тебя нет, и тебе остается только сострадать - это, получается, такая интересная разновидность любви. От которой никому никакого проку, зато охеренно много пользы - такого, впрочем, свойства, что на человеческом языке ее и пользой-то не назовешь.

***

Что же касается упомянутого Мастер-Чэня, на мой взгляд, он идеальный (или почти) беллетрист. Очень атмосферный и с изумительно правильным вектором; и то, и другое по нынешним временам огромная редкость. Теоретически, там у него еще и сюжеты обычно интересные (мне - не очень, но я думаю, что объективно они довольно интересные), но это не очень важно (для меня) по сравнению с тем фактом, что после чтения чувствуешь себя как после умывания, сейчас почти никто так не умеет.