September 27th, 2010

чингизид

практически путешествие из петербурга в москву

Потому что путешествие из Вильно в Петербург (и из Москвы в Вильно) было самое обыкновенное - ну, поезд, ну пограничники, ну таможенники. Литовские таможенники, увидев у меня на столе коробку с сигаретными гильзами, очень обрадовались, сказали - класс, дурь забивать удобно. А потом сказали: ой, вы же наверное спать хотите, а мы тут шутим, - и быстро-быстро ушли.
В Смоленске на вокзале очень странно объявляли о прибытии и отправлении поездов, то есть, интонация какая-то удивительная, не русская, с растягиванием и подъемом конца каждой фразы почти до вопросительной.
И, вроде, все.

***

И в Питере, и в Москве заезжего путешественника очень изумляют цены. То есть, в любой кофейне чувствуешь себя одновременно разгульным купчиной и бедной сироткой. Чашка кофе и сок в какой-нибудь шоколаднице - это у нас скромный обед на двоих в чили-пицце, например. Без излишеств, но обед, но на двоих.
Как вы все там живете, а? Неужели у всех деньги из тумбочки, и только я лох?

***

В обеих столицах поражает большое количество явных морлоков на центральных улицах. Они там не только шарятся, но и по бутикам шастают, и в дорогих кафе сидят. У нас примерно таких можно встретить в некоторых районах, например, в окрестностях рынков. Ну и за бараками возле моей студии иногда копошится нечто подобное. Но их исчезающе мало. А в российских столицах, поди ж ты, благоденствуют.

***

При этом и Питер, и Москва упоительно хороши и пригодны для прогулок, в том числе, ночных. Хоть и ловишь себя на том, что сразу перестаешь воспринимать других людей как залог собственной безопасности. Просто мгновенно перестраивается организм и включает дополнительные сканеры. Это утомляет. Но все равно получше, чем раньше было (по моим ощущениям).

***

В Питере возле метро Василеостровская стоял очень потрепанный одутловатый мужык от пятидесяти до семидесяти, в руках держал прибитую к палке мятую картонку, на картонке было написано: "Издадим вашу книгу". Когда разберу немногочисленные фотографии, покажу, как это выглядело.
Это, видимо, добрые ангельчики из небесной канцелярии пытались осторожно донести до меня некую новую правду о книгоиздательстком бизнесе.

***

Неподалеку от дядечки стояли молодые люди (юноша и три девицы) с объявлением аналогичного дизайна, но интригующего содержания: "Бесплатно узнать вашего жира".
Что это было вообще?

***

"Музей кофе" в Питере, на набережной Робеспьера - отличное место. Особенно веранда, где можно пить кофе с видом на Кресты. Если при этом еще разговаривать о литературе, выходит вполне духоподъемненько.
Дегустировать миллионерский кофе из-под насравшей зверушки (если вообще делать это, лично я до сих пор ни разу не) тоже, мне кажется, имеет смысл с видом на Кресты, эстетически выверенный поступок. Но поскольку они меня там угощали за свой счет, просто рука не поднялась осуществить художественный замысел.
Однако все немиллионерское там просто отличное, тому я живой (вроде бы) свидетель.

***

В поезде Петербург-Москва можно было купить у проводника билеты на московское метро, и это они очень круто придумали. Практически жизнь спасли мне и девушке Ксении, которая зачем-то сопровождала меня из Петербурга в Москву (видимо, присматривала, чтобы писатель одноименный роман еще раз не настрочил не сбёг в последний момент).
Что касается самого метро, мне там заняла место бродячая собака. Натурально разлеглась на полу и никого не пускала, а увидев меня, подвинулась. Еще и лапы поджимала, чтобы сумку мою не испачкать. Такая деликатная.

***

Что касается Москвы.
Замоскворечье по-прежнему охуенный район, где дети катаются на самокатах по пустой проезжей части, и можно пройти пару кварталов, не встретив вообще никого, а потом увидеть дедушек, разъедающих арбуз на лавочке под споры про (я не вру!) экзистенционализм, причем один дедушка орал на другого, что это уже сто лет как неактуально. "Высрали и забыли, - возбужденно говорил он, - высрали и забыли. И ты высри и забудь".
Дети этого эмоционального дедушки стопудов обедают в "Сестрах Грим", а внуки спят с самодельными медведями из "Додо".

***

"Сестры Грим" и "Додо" - это очень круто.Там все устроено именно так, как я себе представляю идеальную среду с правильной атмосферой. Все, кто причастен к их появлению, крутые демиурги. Впечатление, пожалуй, даже посильнее, чем в свое время от "Китайского летчика" и "Кофеина", а ведь насколько труднее (по идее) меня теперь впечатлить.
Это, кроме всего, натуральные бомбоубежища, у меня там сразу переставала привычно по-московски ныть голова, и время начинало идти почти как положено, а не как оно обычно в Москве со свистом летит.

***

И, конечно, в Москве уже совершенно очевидно два измерения, два разных потока, все еще проницаемых и связанных между собой, но четкие границы видно почти всегда. В местах вроде "Додо" и "Сестер Грим" это особенно заметно (и одновременно выглядит банальной метафорой). А на самом деле так не только там, а вообще везде, где-то явно, где-то неявно - и, да, я сейчас о вполне физическом мире говорю, а не о культурном каком-нибудь феномене.
Если в какой-то момент границы эти затвердеют настолько, что можно будет всегда оставаться только в одном (понятно каком) измерении, не вываливаясь в жуткую, забродившую, причмокивающую прелой пустотой наружу, в такой Москве я, пожалуй, даже и поживу. Не шибко удивляясь, что с нею это все-таки произошло. Ей очень надо.

***

Что же касается формата поездки - больше никогда.
Скверное послевкусие остается от встреч с читателями, я потом расскажу почему.
А в ситуациях типа Додошной, когда тебя обступает несколько сотен людей, и с четвертью собравшихся, если по уму, надо бы хоть несколько часов с глазу на глаз провести, чувствуешь себя и вовсе дубиной, которая неправильно распоряжается своей единственной и неповторимой жизнью. И не только своей.

Что в связи с этим делать, совершенно непонятно. Знаю, чего хочется, а хочется явно невозможного. Хочется пару дней в месяц торговать книжками (чужими) в Додо, и чтобы приходило несколько десятков (а не сотен) человек, и чтобы все друг друга слышали, и подсказывали, и спрашивали, и отвечали.
(А потом еще три - четыре пустых дня, чтобы гулять и ходить в гости, тренируясь заодно не вываливаться из нужного измерения.)
Но это, конечно, нереально.

***

Гаврилову лично:
Александр Феликсович, вы охуительный.

***

Шаши лично:
у меня ложная память развилась - как будто мы чуть ли не с детства знакомы, и скоро я, чего доброго, начну рассказывать подробности :))))

***

Девочкам из Додо лично:
вы охуительные совсем-совсем, и я не помню, как зовут девочку с черными волосами, которая похожа на трех моих друзей сразу, но скажите мне, какой она юзер (если юзер), я хоть так с ней подружу, если уж пространство не оставляет других вариантов.

***

Хейн лично:
эээээ... а, ну ты знаешь.