October 29th, 2010

чингизид

четверг посередине

Здравствуй, дорогое Мироздание.

Как ты живешь?
Я живу хорошо. Часто о тебе думаю, хотя ты и так всегда рядом, в смысле, везде.
Будь ты человеком, можно было бы вспоминать наше первое свидание, но с тобой, понятно, нет ни начала, ни конца, поэтому я обычно вспоминаю смешное, например, как мы с тобой однажды неожиданно встретились, когда мне было пять лет, у нас во дворе скосили траву, и старшие дети показали мне, что можно долго-долго кружиться, задрав голову к небу, пока не упадешь. Падать было не больно, потому что везде толстым слоем лежала скошенная трава, хлопнешься в мягкое и лежишь, а все вокруг вертится, и тут вдруг приходишь ты, мое прекрасное Мироздание, и все заканчивается, и начинается снова.
Я, знаешь, с того дня думаю, что ты меня тоже любишь. Ну, то есть, знаю, что любишь, это же чувствуется. И это очень круто.

И слушай, мне тут пришло в голову - вдруг ты захочешь меня как-то специально порадовать, а я в этот момент буду недотаточно внятно хотеть, чего следует. И чтобы не вышло путаницы... Короче. Если ты решишь сделать мне подарок, мне знаешь, что сейчас больше всего нужно? Теплая зима. Очень Теплая Зима. Пусть будет черно, пусть слякотно, лично мне только в кайф. Но чтобы температура выше нуля. А то народец дурной вокруг, истерит себе сейчас лютую зиму, наборматывает, пророчествует. Это, я знаю, неосознанное стремление разменять обещанный (с жиру нафантазированный) конец света на несколько бедствий поменьше. Такая торговля до добра не доводит, но поди им объясни.
Поэтому ладно. Пусть у всех будет лютая зима, а у нас тут плюс пять-шесть. В крайнем случае, три-четыре. Ну, как в Рейкьявике.
На появление вулканов заранее соглашаюсь. Даже и лучше с вулканами-то.

А с меня за это мешок подарков, мне даже напоминать не надо, я знаю, что тебе нравится.

Обнимаю,
я