November 1st, 2010

чингизид

тот свет

Когда в половине девятого вечера звонит телефон, и знакомый голос спрашивает "Хочешь на кладбище?" - надо отвечать "ДАААААА!" - при условии, что разговор происходит в День Всех Святых на территории Литвы.

Потому что в День Всех Святых кладбища в Литве светятся.
Такой обычай - ставить на могилы свечи в специальных сосудах, чтобы не задул ветер.
Больше всего кладбище похоже на вечерний город, вид на который открывается с только что взлетевшего самолета. Только зритель при этом находится не высоко наверху, а на одном уровне с огнями. И от этого возникает удивительный оптический обман - маленькая территория кажется огромной, которую как будто за несколько часов не обойти.
От огней на могилах темнота на тропинках и лестницах еще гуще. Мы поэтому немного заплутали и даже лезли на гору, оскальзываясь и цепляясь за кусты. На вопрос: "что вы делали вечером?" - можно смело отвечать: занимались альпинизмом на кладбище. И это будет чистая правда.

Огонь - антоним смерти, и получается, в День Всех Святых на всех литовских кладбищах мертвые хором говорят, что смерти нет, а живые им помогают (обеспечивают матчасть), а потом ходят вокруг и слушают.
По моим ощущениям, смерти действительно нет. По крайней мере, в Литве 1 ноября ее нет точно, мы проверяли.

На воинском кладбище пахнет не только соснами (что естественно, оно - часть леса), но и морем, как будто оно не в трехстах километрах, а за ближайшим холмом. Если остановиться и несколько минут постоять, глядя на огни, начинаешь ощущать, как вибрирует земля под ногами, а опустив глаза, вместо привычной тьмы видишь красноватый туман. Так выглядит живая жизнь, в очередной раз победившая смерть вполне понятным для меня способом :)