December 28th, 2010

чингизид

итоги уходящего сна

"Год" для меня не просто условность - ну, чтобы красиво обсудить, насколько вообще все тут у нас условно, но при этом помнить все-таки, с чего этот условный год начался, откуда надо вести отсчет. А абстракция настолько абстрактная (масло настолько масляное), что я правда не помню, что там было в начале этого условного "года", помню только, что кошка НЕ перевернула елочный букет с шарами, и мы очень удивились, потому что, теоретически, котам положено все переворачивать. Впрочем, удивились мы, скорее всего, в календарно прошлом году, потому что букет - он же в конце декабря в доме появился, и вряд ли мы ждали боя часов, чтобы испытать наконец эмоцию.

Жизнь моя, впрочем, все-таки разбивается на четкие хронологические периоды - от одной поездки до другой, потому что я всегда уезжаю навсегда и приезжаю как бы из ниоткуда, в совершенно новую жизнь, сведения о которой приходится собирать заново, и не потому что у меня настолько плохая память (она не плохая, она вполне ничего, просто ориентирована на интенсивность, а не на факты, и от этого бывают практические проблемы, зато удается избежать проблем, гхм, экзистенциальных). Моя так называемая "жизнь" - это просто сны между поездками, которые (поездки) более-менее похожи на так называемую "явь", просто потому что в поездке получаешь концентрат огромной незнакомой реальности, которую надо освоить в кратчайшие сроки, от этого картины становятся невероятно четкими (у меня даже зрение в поездках восстанавливается до нормального, или почти, то есть, я беру с собой иногда очки, они у меня не для чтения, а для смотрения вдаль, и не могу их носить - не подходят, все в тумане и глаза болят, а дома очки подходят опять, все правильно, их же здесь подбирали). И ладно бы только зрение, обостряется восприятие - все, целиком, и внутренняя скорость делается как я люблю, и вибрация, и звон мира таковы, что к ним не надо специально прислушиваться, надо, наоборот, отвлекаться, чтобы не укачало, не затянуло, не унесло. И такая интенсивность более-менее похожа на состояние бодрствования, как я его себе представляю.
Когда надо было писать "Большую телегу" и ездить куда-то каждый месяц, а под конец выходило даже чаще, это были такие "американские горки", что меня до сих пор мотает из стороны в сторону. И стало ясно, что настоящая роскошь - это путешествовать пореже. Иметь возможность и желание, но не ехать, откладывать, потому что некуда спешить, все еще успеется, лучше как следует перевести дух и накопить сил, чтобы потом кааааак мотнуло, кааааак подбросило. Чтобы - ух.
И потом оно - да, ухххх. Все правильно.
Охуенно трудно быть мной (технически). Но на данном этапе, когда риск загреметь в дурдом уже далеко позади, а почти все остальное впереди, я, пожалуй, уже ни с кем не поменяюсь.

Lj все же дико, неописуемо интересный инструмент (и пространство) для комуникаций, уникальная возможность быть блуждающим огоньком, торчать посреди болота и светиться, а уж цвет, интенсивность, частота и траектория прыжков из стороны в сторону - это у кого как получится. Я смотрю, как светятся и мельтешат другие огоньки, и, если вам интересно мнение независимого (уже, пожалуй, действительно независимого от этих внешних раздражителей) эксперта - все-таки слишком много страха и уныния. Я как бы понимаю, что мир огненный и юдоль скорби, но "юдоль скорби" это же просто официальное название тематического утренника, ради которого мы все здесь собрались, никто не мешает заявиться в отфонарном костюме, выбранном по своему вкусу, потому что - и вот сейчас, внимание, я скажу действительно важный секрет! - никакого фейсконтроля на входе нет. То есть, нас всех уже пустили. И организаторы утренника больше всего ценят в нас способность устроить посреди всего этого говенного кошмара веселую вечеринку на свое усмотрение, они, на самом деле, только этого и ждут. Я точно знаю потому чтот мне сказали ангелы и подтвердили инопланетяне.

Понимаете. Вот я тут сижу, хилое от рождения органическое чмо средних размеров, чья жизнь в разные периоды могла бы стать материалом для нескольких дюжин жалостливых, страшных и безнадежных романов. Пока мои ровесники и те, кто на 10 - 15 лет младше всерьез обсуждают признаки надвигающейся старости, я кусаю локти, что прошлой осенью не хватило времени купить ролики. И корчусь от невыносимого желания спереть у соседа по карме холсты и краски и нарисовать много-много жырных голых теток и питекантропов с ангельскими крыльями. Эти две проблемы лишают меня сна (вру, не лишают) и не дают сосредоточиться на текущей работе (почти не вру, иногда действительно не дают). Какая в жопу старость? Совсем, что ли, офонарели? Зачем вы поверили дуракам, которые сказали вам, что с возрастом человек должен ухудшаться, и вообще время все портит? Время - это изменение материи и, следовательно, шанс своей волей изменить долбаную материю по своему вкусу.
Никому нельзя верить, вы что не знали?
Мне тоже нельзя верить, но иногда все-таки можно, потому что я падший, но уже бодро приподнявшийся на четвереньки ангел. С ликом питекантропа, о да. И здесь, сейчас, стоя на четвереньках в насыпавшем за ночь сугробе, крыльями вверх, питекантропьей мордой вниз, я говорю вам: благословенно все, что происходит с вами, с мной, то есть, в сумме, с нами, а потом поднимаюсь, отряхиваюсь и бегу одеваться, потому что в этом сне у меня разные дела.
чингизид

все, что мне неоднократно хотелось записать, но было лень

А сейчас я как раз оттягиваю момент третьего на сегодня выхода из дома, может даже кофе сварю, чтобы совсем уж оттянуть, потому что невозможно же третий (то есть, пятый, а потом шестой) раз через один и тот же подъезд добровольно ходить. Хотя там, внизу, над почтовыми ящиками повесили йолку с шарами и зайца в жолтом одеянии к стене прихуячили. Есть на что поглядеть!

Так вот.

- Существует (-овал), оказывается, питекантроп (он же парантроп) Бойса. Отличный чувак; от него, надо думать, произошли все Настоящие Художники. Печалит лишь то, что его останки нашли не во Внутренней Монголии, но там тоже есть, стопудов, просто плохо искали.
А питекантропа Уорхолла, увы, не существует. Ну, может, отыщут еще. Какие наши годы.

- Вчера мы нашли в коробках удивительную книжку - "Азбуку современного искусства" на немецком языке. Совместное издание Хагенского музея и "Амфоры". Мы вообще нихрена об этом проекте не помним - кто это делал, когда, как они между собой договаривались, и на хрена все это было надо хоть кому-то. Результат - одна-единственная книжка, найденная на дне коробки. Можно было бы счесть ее хрёниром, если бы мы такую (или хоть какую-то) книжку искали. Но мы не искали ничего конкретного вообще, просто перекладывали книги из старых-рваных коробок в новые. Самое поразительное в этой книжке - офигенные микро-иллюстрации к каждой главе, сделанные нами (видимо, в бессознательном состоянии). Если не будет совсем уж лень и некогда, отсканирую кое-что, покажу.

- В связи с этой находкой я много чего интересного думаю о своей памяти, пластичности прошлого и так далее.

- Меня перестала узнавать собственная кошка. Гладить дается, но робко. Спать и мурчать не приходит. Несколько раз на дню удирает от меня с утробным воем, прижав уши, или прячется под стол и смотрит оттуда с отчаянием.
Все бы ничего, но, похоже, она обо мне тоскует. Лежит в обнимку с моим тапком, подолгу нюхает одежду в шкафу. И я не знаю, как облегчить ее сердечную муку, потому что меня мной кошка считать наотрез отказывается.

- Богооставленность - это техническая проблема. Типа ненакачанных мышц, или плохой растяжки. Богооставленность = невосприимчивость к потоку, все. Восприимчивость можно натренировать. Это, в каком-то смысле, много проще, чем, скажем, с растяжкой. И одновеменно почти невозможно для того, кто не знает, о чем речь. Единственный способ понять, о чем речь - вытаскивать воспоминания очень раннего детства, когда с восприимчивостью все было в порядке. Но это тоже мало кому дается, честно говоря.
Но имеет смысл пробовать. Хотя бы потому что когда нет ощущения богооставленности, становится наконец все равно, любят ли тебя другие люди. А это очень важная и нужная разновидность свободы, базовая ценность.

Все-таки надо идти. Поэтому пока все.