February 4th, 2011

бойс

новости языкознания

В литовском языке, как выяснилось сегодня, есть (поговорка? присказка?) выражение "visokių yra, visokių reikia", означающее примерно "всякие бывают, всякие нужны", идеально описывающее правильное отношение к людям (и вообще всему), которое я в течение последних двух, что ли, (или трех?) лет очень стараюсь сделать для себя внутренней нормой, и, кажется, ничего труднее нет для меня (впрочем, все равно понемногу получается).

И когда мне сказали: "visokių yra, visokių reikia", - до меня внезапно дошло, что в русском языке нет анологичной, или хотя бы похожей готовой конструкции. Люди "всякие бывают", ну да, но в сознании, сформированном русской (-язычной) культурой, за этим утверждением никогда не следует "всякие нужны". В моем уме вторая половина фразы всегда варьировалась в диапазоне от "и большинство вонючие мудаки" до "и с этим надо что-то делать". И мне никогда не приходило в голову, что это более-менее общая проблема всех русскоязычных.

Я, собственно, зачем записываю. Во-первых, потому что это (может быть) наш самый-самый-самый общий баг, какой только можно вообразить. А во-вторых, уважаемые знатоки других наречий, может быть, вы знаете, есть ли в подведомственных вам языках конструкции, подобные литовской? Интересно же, это только литовцы такой просветленный народ (то-то у них хороших художников на душу населения больше*, чем мы все съели котлет), или все народности подобными поговорками богаты, и отсутствие готовой конструкции для позиции принятия - специфическая русская проблема?

________________________

* Литовские художники, которых действительно много хороших, конечно же, вставлены в текст ради возможности воспользоваться юзерпиком с Бойсом.
чингизид

о помощи

(На самом деле, конечно, тоже о внимании; маленькие зеленые чертики не желают во внутренней монголии смирно сидеть.)

Самый эффективный способ помочь (дееспособному) человеку можно описать формулой: "ты делай, а я буду знать, что у тебя получится".
(Не "верить", не "надеяться", не "думать", а именно "знать". Это наиважнейший нюанс.)
Так почти никто не умеет. Но надо учиться.
Потому что во всех остальных случаях наряду с практической пользой (часто неслабой) подшефному наносится (не фиксируемый приборами, но такой же зримый и осязаемый, как мои маленькие зеленые чертики) ущерб. Просто потому что помогающий (часто, почти всегда неосознанно, и это хуже всего, потому что осознанно он до такой херни вряд ли додумался бы) помещает опекаемого в позицию слабого, беспомощного существа. И при этом фиксирует на нем свое внимание. Надо, во-первых, очень хорошо понимать (вернее, видеть), что происходит, а во-вторых, обладать немаленькой личной силой, чтобы уйти из-под такого удара. Лично мне до последнего времени сильно через раз удавалось. Так то мне - я же всегда вижу, что происходит. (И знаю, что мало кто - не то что видит, а вообще понимает, о чем речь, а значит, в среднем по палате народ еще беззащитней.)

Поэтому мне никогда не нравилось принимать помощь. Считается, что так проявляется гордыня. Ну, может, у кого-то и гордыня. Лично у меня ее немеряно, но (опять же, лично у меня) она совсем иначе проявляется - в данном случае скорее на стадии "просить", чем "принимать". Впрочем, в последнее время мне очень нравится принимать помощь. Но только потому, что я (уже наконец-то) заранее решаю, у кого я ее приму, и (что особенно важно) превентивно отсекаю все остальные источники.
А принимаю я помощь только:
- у профессионала, чьи услуги будут оплачены.
- у человека, который в данный момент больше меня (определение очень точное, но только для тех, кто видит маленьких зеленых чертиков, извените). Потому что уж если я осознаю весь процесс и худо-бедно умею управлять своим вниманием, то человек, который в данный момент больше, умеет это по умолчанию. И по умолчанию же, умеет к любой практической помощи прибавлять реально необходимую - вот этот короткий, искренний импульс: "знаю, у тебя все получится".

Опять же, почему я все это рассказываю, забив на хренову тучу необходимых, прекрасных и интересных дел.
Потому что натренировать эту технику ("я знаю, что у тебя все получится") довольно просто. Многим вообще достаточно бывает понять, что именно надо делать. Многим другим (мы же все по-разному устроены) надо сильно постараться, но ничего невозможного тут все равно нет. А техника очень полезная для всякого, рядом с кем есть хотя бы одно существо, регулярно нуждающееся в помощи.
Кусок хлеба, сто тысяч денег, ночлег, юридическая консультация, ответ на вопрос, даже экскурсия по городу для впервые приехавшего сюда приятеля - все это должно сопровождаться твердым, без тени сомнения, знанием, что опекаемый объект не только не "слабее" нас, а напротив, настолько крут, что все мироздание (и мы, как его скромная часть) к его услугам.
Если, конечно, мы не хотим быть отравителями колодцев.