March 7th, 2011

чингизид

весна

Казюкас в этом году был эффективен как никогда. То есть, весна наступила уже на второй день его. Друг Х. все твердила, что в Вильнюсе ощущается римское наследие, и спрашивала меня: неужели не видишь?
Ну, говорю задумчиво, разве только солнце.
Потому что солнце было натурально южное, наглое и всепобеждающее, у нас такого прежде в марте не давали.
На третий день Казюкаса, впрочем, природа опомнилась и присыпала нас снегом. И мы как раз все поняли насчет римского наследия. Просто волк, который снился нашему князю - двоюродный кузен римской волчицы. Ну и все.

А сегодня снова жарило южное солнце, а зима, морозно матерясь, спешно кидала в чемодан шелковые свои тулупы и овчинные бюстгальтеры. Говорит, поживет пока у мамы, все лучше, чем с нами.
Ну, ей решать.

***

Друг А., меж тем, рассказал поучительную историю. Был у него знакомый польский хуторянин, дюже сердитый и нравный. И вот озлился этот мужик на своего соседа (не знаю, за что). И друг А. стал ему впаривать традиционную телегу о том, что сердиться вредно для здоровья, а когда похуй - это, напротив, для здоровья шибко полезно.
Хуторянин слушал, возражал, переспрашивал, думал и наконец согласился. Ладно, - сказал он, - твоя правда. Раз так, я соседа прощу. Но хату ему все равно спалю!

Самый честный человек из всех, кого я знаю. Ну, почти самый, почти из всех. Теперь он мой кумир и духовный секс-символ навек, а может даже на целую неделю. Как пойдет.

(Кстати, вчера многие люди, обожравшись блинов, перед всеми извинялись в письменном виде. И мне при виде такого их поведения, как всегда, в голову лезли нехорошие мысли, в основном, про сельское хозяйство. А теперь я просветленно думаю - ладно, если вам почему-то надо раз в год под блины извиняться - на здоровье. Прощу. Но хату спалю. Универсальная формула. Ай молодец поляк.)

***

Можно было бы еще много всего написать, потому что за минувшие четыря дня случилось все сразу, но после всего пережитого я хочу чаю и помолчать. И еще, кажется, мне надо делать уроки.