March 28th, 2011

чингизид

Вчерашние новости

Первые уличные столики, выставленные из разных кафе, воспринимаются абсолютно как первые же крокусы. Лезут из земли, вопреки здравому смыслу и символизируют вечную победу жизни над... другой формой жизни, да.
Вчера (а может быть, несколькими днями раньше) два столика появились при "Кофеине" на Гедиминаса (который рядом с торговым центром "Гедимино 9", а не который ближе к реке). Над стойкой там висит доска с написанным мелом от руки кофейным меню. В кофейном меню появился Бельчачий кофе. Натурально, так и называется. Понятно, что это лате с ореховым сиропом, лично мне слишком сладко, но придется терпеть, не могу же я не пить Бельчачий кофе. Даже думать смешно.
Еще в меню есть кофе под названием Pravda. И у меня пока нет уверенности, что я решуть его попробовать. Но может быть решусь. И тогда расскажу, из чего нынче состоит правда. (Хватило же у меня мужества на дегустацию т.н. "тибетского чая", приготовленного по рецепту от аутентичненького тибетца. Оказался соленый масляный суп, ничего особенно страшного. Непонятно только, зачем называть его "чаем".)

***

По соседству с нами несколько иностранных посольств и консульств. И вчера мы подметили удивительную закономерность. Снега на тротуарах уже давным-давно нет, только перед посольствами остались большие кучи его - чорного, страшного, того гляди, поползет по городу, требуя: "Мозги, мозги!"
Видимо виленские дворники полагают эти кучи суверенным снегом иностранных держав и не трогают, во избежание дипломатического скандала.

***

И еще одно поразительное наблюдение. Каждый год в марте-апреле, т.е., аккурат на протяжении великого поста, у нас делается мало-денег. То есть, ощутимо меньше, чем в течение остального года. Если весь год, скажем, просто жрать было нечего, по весне еще и электричество за неуплату отключали. А теперь ничего, конечно, не отключают, и жрать тоже есть чего - завались, и на кофе остается, но на все остальное (типа слетать куда-нибудь, не обращая внимания на цену авиабилетов) уже не хватает.
Такова наша невольная связь с христианской традицией.
Как ее пресечь - неведомо.