June 24th, 2011

бойс

4:20 утра - лучшее время задавать вопросы :)

Иногда исторические персонажи становятся литературными, и от этого случаются нелепости, потому что сила художественного образа, как ни крути, любую историческую правду одним мизинцем перешибет.

Самый ужасающий пример это, конечно, композитор Сальери, который жил себе, никого не трогал, музыку писал и вдруг сделался по авторской воле не только убийцей-отравителем, но еще и воплощением зависти бездарного художника к талантливому; совершенно непонятно, как можно было так обойтись с живым (пусть даже и мертвым) человеком. Что за странная судьба - быть оклеветанным посмертно, да столь талантливо, что о презумпции невиновности и не вспоминает никто.

Самый большой счастливчик из всех, кто сейчас приходит мне в голову, это, конечно, Юлий Цезарь, потому что стать персонажем Уайлдера - это офигеть как круто, Цезаря из "Мартовских ид" мгновенно начинаешь любить, как самого себя. Я вон до сих пор его люблю, как лучшего друга и старшего брата, и эта любовь автоматически переносится на историческое лицо, при том, что все мы тут типа взрослые, типа неглупые люди и довольно много понимаем про власть литературы, но это понимание почему-то ничего не меняет.

А еще кто посмертно попал под раздачу, да так, что смешалось все? Под собственным именем, без намеков, аллюзий и недоговорок? (Биографические романы, типа Тыняновских о Пушкине, Кюхельбеккере etc не в счет, это все-таки совсем другой жанр.)