January 10th, 2012

чингизид

Продолжение индийской кампании

На самом деле нахуй - это в Гокарну.
И вот я тут.
(Кому не смешно, киньте любой поисковой системе запрос "Гокарна Шива Лингам". И смешно, вероятно, тут же станет. Ну, или нет. Поди вас разбери.)

Кроме знаменитого лингама Шивы (который, впрочем, укрыт от любопытных зарубежных глаз в специальном полезном храме) тут есть море. То есть, МОРЕ. МОРЕ!
И все вот это вызубренное в детстве наизусть, а потом почти забытое: дорога к морю, запахи, цветы под ногами и нарастающий с каждым шагом шум прибоя. И волны, на которые можно напрыгивать, чтобы прокатиться, но под некоторые лучше заранее нырять, чтобы не протащили нежным пузом по дну, навек лишив последних трусов, на радость всему пляжу. И внезапно просыпающийся инстинкт, который безошибочно подсказывает, от какой волны чего ждать - заранее, пока они еще далеко.
А когда возвращаешься с моря, мир пахнет совсем иначе, чем по дороге туда, даже если часу не прошло. Сколько ни бегай туда-сюда, запахи по дороге к морю и от него будут разные. И про это я тоже знаю с детства, только забылось. Ну надо же, а.
Только и разницы, что мимо скачут обезьяны, в небе парят высокохудожественные силуэты орлиного типа, а в зарослях пронзительно верещит неведомая мне форма жизни. Только и разницы, что море солонее и теплее, цветы ярче и бабочки крупнее. Только и разницы, что никаких теплых помидоров, никакой вареной картошки в баночке, никаких строгих окриков, никакой, стало быть, расплаты за встречу со стихией.
Какое счастье.

Тут хай-сезон, и все забито под завязку. Все хором говорили мне, что мест нет, алл из пулл (в смысле, full); строго говоря, "все" - это два человека, потому что на третий раз, как в сказке, для меня нашелся двухэтажный коттедж, практически пряничный домик - с послезавтрашнего дня.
Оставшиеся две ночи мне сперва предложили пересидеть в хижине на дереве, а, насладившись моим широко распахнутым ртом, тут же нашли вполне земное (и комфортабельное) жилище.
Главное в таком деле что. Главное - сидеть в кресле, лупать глазами и всю информацию встречать ослепительной улыбкой и дежурной репликой: "Оу! Великолепно!" - в том числе, сообщения о том, что на ближайшие две ночи все-таки ничего нет - ой, есть! - ой, это хижина на дереве, хотите посмотреть? - WOW! - ой, мы тут нашли вам нормальную комнату.
Главное - ни на секунду не терять вот этой идиотской жизнерадостной готовности принять любой вариант, и тогда все устаканится. Как-нибудь. Но наилучшим образом.

Это, надо сказать, было довольно просто после ночного путешествия в безумном автобусе с кроватями в два этажа, рассекающим сквозь джунгли в... эээ... довольно обаятельной, но чреватой для пассажиров синяками и шишками манере. Да-да, мне уже подсказали, откуда эта цитата, но! Какао нам не давали. И вообще ничего вкусного.
Вот это называется - добро пожаловать в реальную жизнь, детка. В смысле, когда какао зажимают.

Еще я хочу сообщить восхищенному человечеству, что телефон в качестве осветительного прибора, конечно, хуже фонарика (которого у меня нет). Но гораздо, гораздо лучше зажигалки.
(Это было краткое описание пути из пляжного кафе в дом.)

Опять кафе, куда ж я без него.
Здесь, на Кудли-Бич, в 15 минутах пешком от храма Ганеши (маленького и ярко-желтого, как коробка с детскими игрушками), пляжные кафе - не просто кафе, а центры цивизизации. Жители домиков на деревьях ходят в кафе заряжать свои телефоны и прочие девайсы, тут же (вроде бы) силой отвоевывают у природы интернет и телефонные звонки, тут же вода, табак, туалетная бумага, разноцветные тряпочки и что там еще может срочно понадобиться усталому джентльмену в джунглях.
Впрочем, пробковых шлемов, вроде, нет.
В кофе и чай-масалу здесь кладут столько пряностей, как принято у нас дома (половина измученных востоком посетителей плюется), а сахар стоит ОТДЕЛЬНО, и это очень круто. (Да у меня уже мания преследования практически, потому что в Индии норовят сунуть сахар во все, что глотается, по умолчанию, как будто так и надо.)
Надо, конечно, исследовать остальные кафе. Их тут по всему пляжу понатыкано, а ведь есть еще другие пляжи - там, далеко-далеко, куда я, конечно же пойду, не завтра, так послезавтра, короче, на днях, если не перепутаю лень с просветлененим и не зависну на собственной веранде на все две недели. А что, можно и так. Мне все интересно. Все варианты. И как еще бывает. И еще.

А только что со мной произошел совершенно классический случай, достойный стать притчей.
Из открытого окна до меня донеслось чудесное пение. Очень тихое и настолько завораживающее, что заставило меня снова набуть валенки, застегнуть дверь на замок и отправиться на поиски чудесного певца. Хоть на край света, если понадобится, освещая свой путь бледным мерцанием телефона - таково было мое намерение.
Однако на улице пения было почти не слышно. Только в одном месте, напротив моих окон, оно снова стало более-менее различимо, как из дома. И доносилось непонятно откуда - слева? справа? Неужели сверху? Вот прям с неба штоли?
А несколько шагов вперед-назад, и все, тишина.
Наконец, минут десять спустя, до меня дошло, что это просто мои соседи сверху (этот двухэтажный дом поделен на 4 равновеликих жилища) слушают музыку в записи.
Если это не притча, укусите меня за тапок.

Чего тут нет, так это интернета.
Местный свисток везде работал отменно, а тут отказывается. То есть, он, конечно, работает. Примерно двадцать - тридцать секунд после соединения. Иногда. Можно успеть отправить сообщение. Или посмотреть письмо. Одно, максимум два (но это уже очень крутое везение). О том, чтобы отвечать на письма и, тем более, комментарии, речи нет вообще.
Очевидно, это насильственное принуждение меня к обету молчания.
Ладно, стану молчать, раз так.
Но эту запись все же попробую отправить. Зря я что ли ее полвечера пишу.