July 15th, 2012

чингизид

good news оф зы

На улице Субачюс стояла совершенно классическая пара (барышня-и-хулиган).
То есть, огромный пузатый байкер в кожаных штанах и жилете, космы в хвост, башмаки-убийцы, все дела. И хрупкая строгая женщина в аккуратном темно-синем платье с (я не шучу!) белым кружевным воротничком. Благородная бледность, ореол каштановых волос, туфли-лодочки.
Байкер делал строгой леди массаж головы - очень нежно, осторожно и, как мне показалось, грамотно. Нечего и говорить, что на прохожих эти двое не обращали никакого внимания.

Мы же гуляли по городу - три человека, тяжело больные фотографией. Камеры из сумок не доставали. Лопали мороженое. Из сумок камеры не доставали вообще! Говорили в духе: ну вот, можно же, оказывается, нормально гулять и не фотографировать. И покупали друг другу еще мороженого, за хорошее поведение. Чтобы камеры, значит, из сумок не доставать. Прям клуб анонимных алкоголиков на воскресной прогулке.
Когда один из нас ненадолго отлучился, сказав, что в туалет, мы с оставшимся понимающе переглянулись. Ничего не сказали, но подумали хором: "Фотографирует там сейчас, сука!"
Потом завистливо косились.

Кроме нас по городу ходили четыре кришнаита с песнями и плясками и много монашек - все в черном, и только одна в белом, с венком из растительности (искусственной? - не знаю) на голове.

Теперь пойду доем малину.
бойс

культурный good news

Ходили на выставку фотографий Сигитаса Балтрамайтиса про Индию.

Выставка (как цельное художественное высказывание) очень плохая. То есть, вообще не выставка, а развеска.
Все фото сделаны методом двойной экспозиции. Который в равной степени хорош как для создания шедевров, так и для производства неограниченных объемов необязательного мусора; по понятным причинам последнего всегда больше и выбрасывать его надо безжалостно, не отдаваясь (совершенно понятному и близкому мне) восторгу от всякого "ура, хоть что-то получилось".
И выставка в целом производит впечатление мусорной свалки.

При этом три работы мне понравились так, что хоть святых выноси.

Показываю их:







(Все остальное можно посмотреть тут.)


Потом, конечно, много трындели. Потому что другу М. вообще ничего не понравилось, на уровне "зря из дома выходила". А другу А., как и мне, отдельные штуки, особенно которая с козой бледной (см. выше, первый из снимков). Но для него очень важно, что правильный отбор не был произведен, а значит, художник сам не понял, чего сделал.
Скорее всего, так. Но мне по фигу, понял художник, или нет - пока этот художник не я. Я-то, конечно, предпочитаю понимать ващевсе. Что касается остальных - да господи. Если кто-то за всю долгую жизнь хоть что-то стоящее сделал - это уже настолько больше, чем положено человеку. Упасть и не встать. Обнять и плакать. Снять шляпу и тут же съесть ее от полноты чувств.

И в ходе разговора мне удалось сформулировать вот что.
Для меня художники (в широчайшем смысле слова) делятся на:
- тех, кто меняет мир (неважно, каким способом и в какую сторону, но - вполне очевидно меняют). Эти - самые крутые.
- тех, кто напоминает мне (лично мне) о том, как все устроено. Эти - самые субъективно любимые.
- всех остальных, которые не имеют значения (для меня лично; при этом я допускаю, что они вполне себе успешно напоминают, как все устроено, кому-нибудь другому. Или даже меняют мир непонятным мне способом. Почему нет).



P.S. Для себя и для тех, кто умеет читать белым по белому :)
Я, конечно, отдаю себе отчет, что, при любом раскладе, отношусь к первым. И это самое большое счастье, какое только может быть у существа, пришедшего в этот прекрасный мир в ненадежном скафандре человеческого тела.