July 16th, 2012

чингизид

good news

С утра вдруг стала крутиться в голове одна из самых идиотских дворовых песенок детства. Мне бы в голову не пришло, что я такое помню!
Там были такие слова:
В тропическом лесу купил я дачу,
она была без окон, без дверей.
А к даче дали мне впридачу
красавицу Елену без ушей.
Одна нога была у ней короче,
другая деревянная была,
а левый глаз фанерой заколочен,
на правый она видеть не могла.
Зубов у ней отроду не бывало,
на голове четырнадцать волос,
и так она меня нежно целовала,
что по спине шел маленький мороз.

Эта песенка в свое время потрясла меня настолько, что, можно сказать, вся остальная жизнь была попыткой прийти в себя.

В детстве мне казалось, все, что сказано и, тем более, записано, тут же начинает существовать каким-то (порой непонятным для меня) способом.
Даже когда прошло убеждение, будто в книжках пишут только правду (довольно поздно, кстати, годам к девяти), ощущение, что все сказанное хоть где-нибудь да есть, сохранилось. И меня невообразимо ужасал мир, где живет вот такая красавица Елена. Мало того что полный инвалид, так еще и глаз фанерой заколотили. Зачем?! Кто заколотил? Почему им позволили?
И еще там живет этот человек, главный герой песни. Дали ему эту страшную Елену, а он послушно взял. И стал с нею целоваться. И еше всем об этом рассказывает - и какая она ужасная, и как они при этом целуются. Как так можно?
Очень меня мучила эта ситуация. И мучила бы до сих пор (неосознаваемо), если бы глупая песенка вдруг не вспомнилась сегодня вот прям с утра. И за первой чашкой кофе до меня вдруг дошло. Нет же никакой красавицы Елены! И реальности, где девушек-инвалидов дают в качестве бесплатного приложения к недвижимости - нет. Ваще нет! Ни в каком виде. Даже в самом призрачном и сумеречном - нет.
И еще многих глупых и страшных штук нет совсем. То есть, абсолютно.
И как меня отпустило, знали бы вы.
Как меня отпустило.
И если это не хорошая новость, то вообще не знаю, что тогда она.