August 20th, 2012

чингизид

про воскресенье

Утром шел дождь.

В полдень по улице Вильняус шли девушки с рожками. У одной рожки были черные, у другой - цвета потерявшей последний стыд свеклы.

Днем мне рассказали про натуральное земледелие, подарили сено и обещали дать постучать в гонг (я наверное с ума сойду окончательно, когда сделаю это).

В предвечернее время мы пили жасминовый чай, наскоро заваренные шалфей и бадан, мяту, настоенную в холодной воде, и каркаде с корицей. Какое-то из зелий обладало ярко выраженным смехотворным действием. Все выжили, но некоторые охрипли.

На закате небо слева было оранжевым, небо справа - черносливовым, мне же только и оставалось, что держаться посредине и не свалиться ни в огонь, ни во тьму. А, как ни в чем не бывало, ехать домой.

Вечером в Кофеине на Вильняус сидел мой двойник, только двухметровый, в вызывающе розовых шортах, патлы цвета выгоревшей на солнце соломы, лет осьмнадцати от роду, громогласен и смешлив, хороший мальчишка. При встрече с таким допельгангером того гляди помрешь - от зависти Нексуса, скажем, шесть к Нексусу, скажем, триста двадцать восемь.

Ночью - вот только что - во двор приехал большой белый автомобиль. Из автомобиля вышли мужчина и женщина в белых одеждах и стали выгружать белые пакеты. Под конец выгрузили большую белую собаку и все вместе вошли в самый обычный подъезд жилого дома.
Прям как настоящие.