November 12th, 2012

чингизид

хорошая жизнь

Быть василиском-сиротой, с младенчества лишенным присутствия старших, а значит, знаний о себе и об окружащем мире, которые они могли бы передать. Жить в подземелье, есть драгоценные камни, не знать о себе ничего - ни о петушиной голове, ни о змеином хвосте, ни о прекрасных жабьих глазах, ни о способности убивать взглядом, ни о смертельной опасности, которую сулит петушиный крик. Думать, что тьма пещеры - это и есть весь мир, а огненный хохолок на твоей макушке - единственное светило. Быть вполне довольным таким мироустройством - все на месте, ничего лишнего.
Да и сравнивать не с чем.

Быть василиском, жить в подземелье до тех пор, пока твой покой не нарушит хитроумный каторжник-смертник, вызвавшийся сразиться с тобой ради обладания камнями и металлами, чью ценность хорошо понимают люди, о существовании которых тебе, впрочем, не было известно до этого дня, и даже воображение никогда не порождало подобных химер - какой в них прок?

Быть василиском, жить в подземелье, впервые в жизни услышать шум, впервые в жизни растеряться. Пойти поглядеть - что там происходит?
Увидеть ослепительный блеск серебряной амальгамы, а потом - внимательно глядящие из темной глубины зеркала сияющие жабьи глаза. Заглянуть в них, узнать себя, прозреть - навсегда. Рассмеяться - тоже впервые в жизни, тоже навсегда. Стать смехом, золотым светом, движением и любовью. Стать всем.

Быть василиском, жить в подземелье, не зная, что это - небытие. Встретиться с собственным взглядом и умереть, зная, что это и есть рождение.

Такая хорошая жизнь.