November 21st, 2012

чингизид

утро вчерашнего вечера

Минувшей ночью был такой густой туман, что казалось - ничего не осталось на свете, кроме дома, в котором я нахожусь, и еще одного соседнего. Часам к двум он, впрочем, тоже понемногу исчез, и тогда во всем мире не осталось ничего, кроме меня. В качестве подтверждения исчезла телефоная связь. Интернет, впрочем, остался. Но кто же нынче всерьез верит в интернет.
И как же сладко и спокойно спалось мне при таком раскладе, знали бы вы.

ОБнаружить все на месте, проснувшись, было не то чтобы удивительно. Напротив, ожидаемо и закономерно. И (почти) не обидно. Оно всегда оказывается на месте. Еще ни разу так не было, чтобы проснуться, а вокруг - вообще ничего.
Только у меня нет уверенности, что вчера все это выглядело именно так. Впрочем, такой уверенности у меня нет вообще никогда. Без всякого тумана. Час - два после пробуждения - странное время, когда реальность как бы формируется заново, и знание об этом - опыт, который невозможно разделить ни с кем. Туман, вроде вчерашнего - это просто дополнительная надежда, что не померещилось. Впрочем, микроскопическая. Все это мы проходили уже не раз, сколько было таких густых ночных и предрассветных туманов, а наутро мир возвращался на место, как миленький.
Как дурак.

С другой (третьей, восемнадцатой, еще какой-нибудь) стороны, какая разница.

Ладно. Пойду, посмотрю, что за реальность нам сегодня включили. Лучше один раз пощупать, чем сто раз подумать, это факт.