December 7th, 2012

чингизид

закрытие сезона

Старушки-цветочницы, что сидят на проспекте Гедиминаса, возле магазина Zara, улыбнулись в ответ на мое обычное приветствие, а на обещание завтра-послезавтра прийти к ним за очередным букетом сказали - ничего не выйдет, закрываем сезон, сегодня вышли в последний раз, встретимся весной, в новом году.
- Только один букет и остался, самый последний, - сказала моя любимая рыжая старушка.
Ради ее бесшабашной улыбки имело бы смысл начать постояно покупать цветы, даже не имея склонности тыкать их по всем углам дома на радость прожорливым кошкам, которые, впрочем, объедают букеты аккуратно, равномерно, со всех сторон, не вредя дизайну, не оставляя уродливых прорех и, самое главное, не переворачивая вазы, за что им, конечно, огромное спасибо, а то жили бы, как археологи, среди разрозненных черепков, пытаясь время от времени датировать очередную находку, коварно забившуюся в тапок.
Да, так вот. Остался последний в этом году букет.
- А давайте я вам его подарю, - вдруг сказала рыжая цветочница. - Просто так подарю, все равно никто не покупает, я замерзла, домой хочу, а тут вы идете - дай, думаю, подарю.
И действительно подарила, наотрез отказавшись от денег, сказала - это на счастье. Спрашиваю: "Мне?" "Нет, - говорит, - мне".

И вот я сижу, а он тут стоит, маленький дареный букет, составленный из желтых и белых мелких хризантем, темно-бордовых мелких гвоздик и еще каких-то неведомых буро-малиновых репейников, которые, собственно, и подъедают обычно кошки - во имя торжества лаконичной флористики и прочих изящных искусств.

Такие дела.