December 16th, 2012

чингизид

дверь в стене

В центре всюду расклеены самодельные, распечатанные на принтере объявления - пропал человек тридцати двух лет, вышел в пять утра из такого-то клуба, в последний раз его видели в пять десять на такой-то улице.
Такая-то улица - наша. И, кстати, я могу прикинуть расстояние до указанного клуба - как раз десять минут очень быстрым шагом. То есть, на ногах пропавший держался твердо, если что.
Объявление снабжено двумя фотографиями ужасного качества. Ну как ужасного. Любительское цыфрофото на домашнем принтере, по уши влюбленном в свои красные чернила, бывает и хуже. С фотографий смотрит печальное лицо оборотня, давно забывшего, из кого и на кой черт он превратился в человека. Но смутно понимающего, что было еще что-то - когда-то, давно.

Обычно история о пропавшем человеке - скверная история. Но я говорю себе, что на этот раз она хорошая. Потому что я так хочу. И еще потому что в последний раз пропавшего человека видели на нашей улице.
Штука в том, что на нашей улице есть наш дом, а в нем - наш подъезд. А в нашем подъезде - невидимая дверь на втором этаже. То есть, никакой двери в том месте, конечно, нет, но некоторые люди иногда ее видят. Например сосед-аутист, который топчется перед невидимой дверью часами. Уж он-то точно видит ее всегда. Но его туда не пускают.

Мне удалось увидеть эту дверь всего два раза. В первый раз туда вошли две девушки-художницы. Ну, по крайней мере, одна несла холсты на подрамниках, а другая - очень большую картонную папку для графики, уж не знаю, пустую, или полную.
Мы тогда только-только сюда переехали, и мне еще не было известно, что никакой двери на втором этаже нет. Была сделана отметка в памяти - ага, да у нас тут соседки-художницы, на втором, под тринадцатой (на нашей лестничной клетке на соответствующем месте как раз есть совершенно настоящая дверь квартиры номер тринадцать, на других этажах ее нет). И только на следующий день, когда нам в почтовый ящик бросили чужое письмо, при попытке выяснить, какой номер квартиры у художниц, обнаружилось, что двери в том месте нет. И мне стало понятно, что все не так просто. И совершенно непонятно все остальное.

Еще какое-то время спустя выяснилось, что перед дверью (т.е., перед белой стеной) часто топчется странный сосед. Постепенно до меня дошло, что он-то, в отличие от нас, дверь видит. Однажды мне пришло в голову, что надо смотреть на стену его глазами, а не своими, и тогда дверь снова была явлена мне.
Нет, не зеленая. Темно-коричевая. Обычная такая старая входная дверь.

С тех пор сосед-аутист от меня прячется, вернее, просто резко отворачивается от стены, заслышав мои шаги, и у меня нет его глаз, чтобы увидеть дверь.
Впрочем, мне не то чтобы вот прям печет.

Наш подъезд запирается на замок, но замок довольно часто не защелкивается, особенно зимой. Тогда в подъезд может войти кто угодно.

И вот я смотрю на лицо затосковавшего оборотня с самодельных объявлений о пропавшем человеке. Я прекрасно знаю, что в большинстве случаев такие объявления рассказывают о смерти. Иногда - просто о продолжении загула. Я вообще много чего знаю. Моим здравым смыслом стены можно крушить.
Но кроме всего вышеперечисленного я знаю священный принцип: "как скажешь, так и будет". Еще я помню формулу из Кастанеды "выбирать верить" - одну из самых мощных у него с точки зрения повседневного практического смысла. Поэтому по вечерам я вхожу в свой внутренний храм, такой же невидимый, как эта темно-коричневая дверь на втором этаже, ставлю свечу перед иконой святого Лионеля Уоллеса, покровителя странников, и говорю ему: "Позаботься".

И будет по слову моему.
Даже если не будет.


_______________

upd

До меня только дошло, что надо все же пояснить про формулу "выбирать верить", потому что у тех, кто не в контексте, почти нет шансов самостоятельно ее расшифровать.
Штука тут не в том, что надо тупо предпочесть веру неверию :)
А в том, что в любой ситуации, допускающей несколько трактовок (или же прогнозов), мы сперва максимально беспристрастно рассматриваем все варианты, не закрывая глаза на кажущиеся невозможными и просто неудовлетворительные для нас. Важно ничего не упустить из виду. А рассмотрев, выбираем тот вариант, что нам по каким-то причинам больше нравится (подходит, необходим и т.п.). И вот уже после этого свято и несокрушимо верим в свой вариант, отбросив прочие версии и связаные с ними сомнения. С этого момента больше ничего не может на нас повлиять - вера есть вера.
Если выполнить только одну из частей упражнения, пользы, понятно, никакой.
чингизид

освЕщение традиций

Ясно, что жесткое неприятие (любой) традиции равнозначно слепому следованию ей.

Не менее ясно, что традиции, существующие сейчас в окружающей нас культуре, по большей части совершенно бессмысленны, а то и откровенно вредны; впрочем, встречаются приятные исключения и их больше, чем кажется - взять хотя бы ту же подготовку к рождественским-новогодним праздникам, которая превращает самый темный и безнадежный месяц зимы в непрерывный праздник, расцвеченный огнями (что интересно, сама праздничная ночь при этом особой смысловой нагрузки не несет и может быть проведена вообще как угодно лишь бы без телевизора с оливье).

Что с этим можно сделать в домашних условиях? На самом деле, сделать можно довольно много.
Всякая традиция должна быть выделена, очищена от личного отношения, основанного на личном же опыте (ну, типа "в Новый Год мама и папа всегда ссорились, с тех пор я его ненавижу", или "однажды в день рождения собралась лучшая компания в моей жизни, и с тех пор я каждый год праздную и жду того же самого", или "моя бабушка-православная была очень злая, поэтому религия говно", - и так далее; надеюсь, дебильная примитивность примеров сделает смысл очевидным, а не позволит читателю решить: "ну, я-то не такой идиот", - и расслабиться навек).
Да, так вот. Традиция должна быть очищена от личного отношения и внимательно осмотрена со всех сторон. После чего следует спокойно решить, насколько эта традиция удобна и полезна лично мне, вот прямо сейчас (а не десять лет назад и не в будущем). После чего можно следовать традиции, а можно ее игнорировать - желательно, принимая меры, чтобы игнорирование не стало разрушительным для нашей жизни, хотя это далеко не всегда просто.

Что важно знать (и не забывать) об игнорировании.
1. Оно не равно неприятию. Неприятие - это следование традиции, это настолько просто, что было сказано уже в первом предложении :)
2. Оно должно быть искренним. Человек, декларирующий отказ от следования той или иной традиции (празднования праздников, заключения браков и т.п.), но втайне страдающий от того, что его не пригласили, традицию не игнорирует, а насильственно выключен из нее. Не стоит усугублять эту (временную) неприятность самообманом.

Самообман - это вообще состояние сознания, в котором невозможно ничего. Кроме продолжения самообмана.
А это утомительно и не очень увлекательно.
чингизид

чорный валенок де люкс

У нас стали продавать идеальную обувь для лютой зимы - элегантные валенки, пожизненно вмонтированные в калоши из геномодифицированной резины каких-то новейших матералов. Черные и серые с черными калошами, белые - с коричневыми. Высокие и короткие. Голенища высоких расписаны лосями, иероглифами и еще чем-то высокохудожественным, зато короткие гораздо удобней.
Еще недавно мне было смешно. Но после внимательного изучения прогноза погоды пришлось пойти и купить означенный девайс по цене чуть ли не мильён за штуку. На экологически бумажном пакете, в который бережно уложили покупку, написано: Valenki de Luxe. Честное слово, вот прям так и написано, не вру.
Короткие валенки моего размера были только черные. Теперь я - ходячая страшная сказка. Девочка, девочка, чорный валенок де люкс приближается к твоему дому. Многим предстоит вздрогнуть.
Трипищити.

***

Продолжаем выпуск стенгазеты "За передовой консьюмеризм". Долго думали, чем заткнуть аццкие щели в мансардных окнах. Заклеивать их нельзя, потому что я каждый день проветриваю. А оставить как есть - все ветры Арктики мои.
В кои-то веки всеобщее помешательство на зверских символах грядущего года принесло пользу. Щели в мансардных окнах прекрасно затыкаются фиолетовыми плюшевыми змеями. Вот просто идеальная форма и толщина.
Штука в том, что у плюшевой змеи есть голова, в... эээ... дизайн которой была вложена вся неукротимая творческая энергия... эээ... дизайнера. У этих змей удивительные лица, скажем так.
Теперь в доме отовсюду свисают фиолетовые змеиные головы, добродушные, косоглазые, с высунутыми розовыми языками.
Да здравствует полная и окончательная материализация персональных галлюцинаций. Победа будет за нами. Теперь - определенно за.