December 31st, 2012

чингизид

Брегович

Будь я музыкальным журналистом, вынужденным писать о сегодняшнем вильнюсском концерте Бреговича со свадебно-похоронным оркестром, статья моя называлась бы "Пиздец подкрался незаметно", и заголовок был бы простой констатацией факта.
Потому что начало концерта выглядело так: в зале горит свет, сидят люди, пялятся на пустую сцену, некоторые еще толпятся в проходах, оглядываясь по сторонам - где наши места? Но в основном сидят и нетерпеливо смотрят на сцену, ждут начала концерта.
И тут некоторые дядьки, стоящие в разных проходах вместе с еще не рассевшимися зрителями, извлекают неведомо откуда трубы (в точности, как Горец доставал длиннющий меч из-под куцей кожаной куртки) и начинают играть. Реакцию зала, конечно, надо было видеть. На сцене по-прежнему никого, а музыка уже звучит, причем не из одного какого-то угла, а отовсюду одновременно. И пока слушатели растерянно таращились по сторонам в поисках источников звука, дядечки неспешно шли на сцену с разных сторон, продолжая играть с небрежностью еще не накормленных свадебных музыкантов. Это было настолько просто и безупречно, что у меня вокруг головы начала расти невидимая, но ощутимая солнечная корона - горячая, ледяная, электрическая. Такое случается со мной очень редко, только в тех случаях, когда мир начинает выворачиваться наизнанку - в моем присутствии, наяву.
Ничего себе начало.
Музыкантов наконец заметили и начали смотреть, как они идут. Тем временем, на сцене неведомо откуда появились сам Брегович и еще пара человек. И сразу начался пиздец - в наилучшем смысле этого слова.
Но и в буквальном - тоже.

Рассказывая про всякие прекрасные события, часто приходится повторяться - дескать, они о том, что смерти нет. Ну, потому что это правда, что еще скажешь. Так вот, концерт Бреговича был о том, что смерть - еще как есть. И она - не конец, а начало великолепного приключения. При условии, что ты к ней готов. То есть, умираешь в сознании и без страха. И с радостью.
Концерт Бреговича - это была очень хорошая подготовка. Я теперь знаю, какой саундтрек хочу, если вдруг попаду в Бардо, как его описывают тибетцы. Пусть дежурные божества приходят в сопровождении Бреговича и его Свадебно-Похоронного Оркестра, а гневные они будут, или милосердные - без разницы, все равно мы обнимемся как братья, заплачем от счастья, а потом разнесем все в клочки. Даже не разнесем, натурально разъебошим. И на следующий день свежеприбывшие покойники будут изумленно оглядывать строительные леса, защитные сетки и плакаты: "Осторожно окрашено" и "У нас ремонт, извините за доставленные неудобства".
А под ногами у них будут похрустывать конфетти.

Сам Брегович еще так удачно сидел (или это мы так удачно сидели), что прямо за его головой был прожектор. И с моего места казалось, что у Бреговича вместо головы светящийся шар. Это выглядело совершенно естественно - только существо со светящимся шаром вместо головы могло творить то, что там творилось. На каком-то этапе концерта каждый слушатель в зале сидел в обнимку со своей смертью, временно покинувшей наблюдательный пост за левым плечом, потому что она (смерть) тоже не железная, и ей надо выплакаться на дружеской груди о чем-то своем, невыразимом и важном, что там у нее (смерти) на том месте, где у нас - жизнь.
Некоторые люди не выдерживали такого накала и сбегали, но большинству очень понравилось.

Потом не знаю, что было, потому что меня (и всех остальных) накрыло окончательно.

Ближе к финалу Брегович стал подбивать зал ему подпевать, и это было очень грамотно: люди начали понемногу выходить из транса и приходить в себя, поэтому после концерта в зале сидели совершенно офонаревшие, но вполне способные встать на ноги люди. А что мне поначалу упорно казалось, будто мы с другом М. попали на этот концерт в Праге, так это даже вполне мило. К тому же, прошло, как только меня отвели к машине и усадили за руль.

Сейчас вон даже писать об этом могу. Хотя самое важное - не могу.
Да и не надо, наверное.
чингизид

вместо новогодней сказки

Случано обнаружилось, что индийские истории о Безымянных Существах все это время лежали под замком.
Снимаю его. И года не прошло (и ведь действительно не прошло).

Неполный перечень безымянных существ