March 11th, 2013

чингизид

ледяная, лубяная

Жили-были лисичка и зайчик. У лисички был ад ледяной, у зайчика - лубяной.
Пришла весна красна, лисичкин ад растаял, а у зайчика стоит по-старому.
Лисичка попросилась к зайчику в лубяной ад переночевать, да его из ада и выгнала. А сама там осталась...


***

Мы сейчас как та лисичка - сидим в чьем-то чужом ледяном лубяном аду. Жгучее, почти майское солнце, минус восемь днем, минус двенадцать по ночам, такого марта у нас еще не было. Вместо обычной хмурой душеспасительной мряки с мокрым снегом и традиционной для лимба температурой около нуля - солнечная ледяная пустыня, камни мостовых звенят от мороза, деревья, не просыпаясь, крутят ветками у виска и засыпают еще глубже, в выходные людей на улицах почти нет; впрочем, в пятницу мы видели шествующую по проспекту Гедиминаса большую группу буржуазно одетых граждан с благопристойными лицами. Шествие возглавлял невысокий толстый человек в костюме пингвина - то ли официальный представитель захватившей наш город Снежной королевы в сопровожднии группы коллаборационистов от городского самоуправления, то ли, напротив, шарлатан, пообещавший наивным простакам увести их на свою далекую южную родину, а они, промерзшие до изумления, так и не сообразили, что крайний юг - это у нас Антарктида.
(Что само по себе уморительно смешно.)

***

...Лисичка без памяти выбежала, петух ее тут и зарубил косой. И стали они с зайчиком жить-поживать в лубяном аду.

У всякой сказки должен быть хороший конец, это да.
бойс

Фотограф Ян Булгак (Bulhak, Bulhakas)

Был давно, умер в 1950 году. В Литве его считают родоначальником (одним из наиважнейших) литовской школы фотографии, в Польше - польской, в Белоруссии - белорусской. В этой попытке поделить национальное достояние правы все.
Нам же в данном случае важно, что Булгак долго жил в Вильнюсе и много его снимал. И как снимал!
Штука в том, что на фотографиях, сделанных, к примеру, в семидесятые, я почти не узнаю Вильнюс. А на фотографиях Булгака, в т.ч., сделанных еще в десятые годы двадцатого века, город почти такой же как сейчас. Вообще нет проблем узнать.
Наверное, дело в том, что Ян Булгак снимал именно тот Вильнюс, в котором живу я.

Например, вот:



Collapse )

О фотографе Булгаке рассказывают, в частности, следующее.
Во время войны он жил в Вильнюсе и фотографировал руины и развалины. И дофотографировался до того, что в 1944 году сгорело его фотоателье.
Много лет спустя после этого печального события и смерти самого фотографа (в 1950 году, кажется, в Варшаве), т.е., совсем недавно, одна здешняя искусствовед собрала с миру по нитке остатки этих фотографий (т.е., именно изображений разрушенного военного Вильнюса) и сделала книгу. Типография, где книгу печатали, сгорела тоже.
С остальными же фотографиями Яна Булгака проблем никогда не было.

И это очень поучительная история о возможностях гениального художника вообще и фотографа в частности.