April 2nd, 2013

чингизид

такие удивительные штуки

Снегопад в Праге окончательно превратил Пасху в Рождество, а что все живое украшено зайцвми да цыплятами - ну подумаешь, такая уж мода на елочные украшения в этом сезоне, чего только не бывает.
Бродить по апрельской (теперь уже) Праге, закутавшись как солдат Наполеоновской армии, совсем не обидно, а наоборот смешно. Но на заранее подготовленные позиции все же отступлю, тем более что дома, на крайнем балтийском юге, существенно теплее. Аж на целый градус!

***

Когда-то давно, в прошлом тысячелетии, когда интернет только-только учился становиться массовым средством коммуникации, мне казалось - как же это хорошо. Можно наконец просто разговаривать с другими людьми словами про умное, не спотыкаясь то и дело о чужую телесность, которая, как казалось мне тогда, мешает.
С тех пор прошли, надо думать, века. По крайней мере, второе тысячелетие сменилось третьим. И вместе с тысячелетиями сменилась концепция (моя). Все эти разговоры словами про умное - жалкое подобие левой руки, вот что я вам скажу. Быть рядом, смотреть, вдыхать, обнимать, слушать голос, видеть улыбку, чувствовать тепло - вот это и правда круто. И, развернувшись, уходить, когда чужая телесность действительно мешает, тоже круто, потому что обмениваться умными словами с человеком, чей ритм дыхания не подходит тебе - пустая трата времени, поверьте на слово. На то самое пустое, лишенное телесности и тепла умное слово, которое, конечно, больше молчания, но драматически меньше тишины.

Живьем мы все как-то катастрофически прекрасны, вот что я вам скажу. Даже удивительно, честно говоря.

***

С другом Т. в Праге изобрели чудесное обращение "тебевам" - произносится жестко слитно и снимает все проблемы с путаницей, почти неизбежной при первых встречах. Записываю специально чтобы не забыть и применять при всяком удобном случае.
С другом Стр. грелись смехом на ледяном ветру, на мосту через Влтаву, вспоминали старые анекдоты про Чебурашку и крокодила Гену, выкрикивали любимое первоапрельское: "У вас вся магия белая", - и догонялись предположением, что это была последняя шутка в жизни Люциуса Малфоя (и, соответственно, последний в его жизни День Дурака). От смеха быстро становится жарко - всем солдатам Наполеоновской армии на заметку, ржать гораздо приятней, чем кутаться в бабьи шали из козьего пуха, хотя пара-тройка этих самых шалей несомненно пригодилась бы мне этой лютой весной.
Друг Х. сообщает из Берлина о намерении отнять у немецкой подружки валенки и тулуп, чтобы выжить, гуляя по весенней европейской столице. И это, несомненно, тонкая, хоть и запоздалая месть немецкого народа всем этим нашим медведям и балалайкам, которые окромя водки под Москвой не употребишь.
Друг А. пишет мне из Вильнюса: "Сегодня в 13:00 кофе в зеркалах". Отвечаю: "Так я же в Праге". Пишет: "А какая разница?"
И действительно.

Все это как-то так душераздирающе прекрасно в своей обыденности, что я хочу жениться на всех нас сразу, просто чтобы мы всегда были у нас под рукой. Просыпаешься а вокруг - МЫЫЫ. И никуда не деться.

***

Впрочем, и так неплохо.