April 26th, 2013

чингизид

пятница, апрель, погода

Несколько раз в году (чаще, чем хотелось бы признаваться) я иду к своему дилеру и говорю: "Чувак, у меня опять привыкание к жизни. Надо увеличить дозу". Он ухмыляется, берет самый большой шприц и со всей дури ширяет реальность по вене - погодой. И я говорю ему: "Спасибо, Господи", - а он смеется: "Тебе все-таки очень мало надо. Легко мне с тобой".

Ну то есть. Когда я спускаюсь, например, по холму, из верхнего золотого мира в нижний синий, уже подсвеченный оранжевыми фонарями, я сперва думаю, что дома есть кофе, молоко, яблоки, овсянка из "Маркса и Спенсера" и остатки домашней пиццы, и курица для кошек, короче, всего полно, можно не заходить в магазин. А потом я думаю, что надо бы наконец привести в порядок папки со старыми фото и дописать рассказ (честно говоря, целых три - дописать). И что круто быть как Филип Дик, закинуться амфетаминами и писать на скорости хоть немного приближенной к внутренней, и это каким же надо быть мастером, чтобы в таких условиях писать нечто хотя бы отчасти связное и осмысленное, так что может быть даже к лучшему, что амфетаминов в ближайшей аптеке мне не дадут.
С другой стороны, думаю я, можно же выработать свои в организме - прямо сейчас.
В этот момент мне еще кажется, что я шучу.
"Тыдыц!" - говорит сердце с такой готовностью, словно все эти годы только и ждало команды, и начинает колотиться в ритме, скажем так, отчасти приближенном к моим представлениям о должном, миллион ударов в секунду, продолжительность которой столь исчезающе мала, что можно сказать, никакой секунды нет вовсе, поэтому получаем миллион сердечных ударов в одно никогда, и это уже хоть немного похоже на правду.
И тогда я думаю, что огонь в этом мире всегда приходит снизу и сверху одновременно, а не с какой-то одной стороны, и веселое рыжее пламя лижет мне пятки, а синее, способное испепелить все, чего нет, пляшет на голове, и это тоже похоже на правду. Жизнь налаживается, думаю я, а потом ничего больше не думаю - если кто пробовал думать со скоростью миллион мыслей в секунду, которая равна одному "никогда", тот поймет, почему.

А потом я все-таки каким-то образом прихожу домой, и начинается гроза.