May 6th, 2013

чингизид

Новости

Новость у нас такая: я уже не во Франкфурте.
Зато есть запись из франкфуртского кафе. Вот она:

Во Франкфурте цветут вишни, сирень и каштаны. Под цветущими каштанами зеленовласые панки хомячат мороженку. Мороженку, впрочем, лопают все и повсеместно – на ходу, на бегу, сидя в кафе и валяясь на газонах.
Я тоже на газонах. И - да, мороженку. Манговый щербет.

На главном вокзале появились зоны для курения на платформах. Не колпаки какие-нибудь издевательские, а просто большие пепельницы, разметка и значки. Народ массово курит, прочий народ ходит мимо и не верещит – натурально идиллия.

Но главное, конечно, не главный вокзал. А каштаны, мороженка и счастливые горожане пузом кверху на газонах. И музыка на площадях. И спонтанные танцы под эту музыку. Пляшут все, то есть не вообще все, некоторые сидят, или стоят, или вовсе мимо идут, но представители всех рас, сословий и возрастных категорий. И счастливый городской сумасшедший скачет на палке с (бледной) лошадиной головой среди ресторанных столиков, едоки ему рады.

Я тоже городской сумасшедший, только замаскированный. И мне здесь рады тоже, это заметно.

Я чего сказать-то хочу – быстро, быстро, у меня через 15 минут электричка в аэропорт, а до нее еще нужно добежать. За что я так люблю всю эту Западную Европу. Да за то что здесь ежедневно и повсеместно происходит - ладно, не всеобщее, но все равно массовое воскрешение духа через радость. Через вот эти дурацкие спонтанные пляски на площадях. Например.
Я вот еще чего хочу сказать. Если вы никогда не плясали на площади – просто так, ни с того ни с сего, проходя мимо, потому что музыка зацепила, ну и вообще настроение, погода, жизнь – то потом и воскресать будет нечему.
В случае чего.

Учитесь, пока живы, чо.

***

А теперь я спать пойду. Не во Франкфурте!
шляпа

на кладбище

Позавчера нарочито громко, на всю улицу спорили, шокируя мирныъ обывателей: "По-моему, тебе пора на кладбище!" - "Ох, только не сейчас, сил моих нет, до кладбища не дойду!" - "Ну уж нет, договорились, значит на кладбище".
Ну и пошли, конечно, и наснимали там всякого.

Вот вам три кладбищенские картинки, а я гулять пойду.







чингизид

The wind in my heart, the dust in my head

Сначала будет Юнг, он умный, простой и внятный:

Мне часто приходилось видеть, как люди становились невротиками, оттого что довольствовались неполными или неправильными ответами на те вопросы, которые ставила им жизнь. Они искали успеха, положения, удачного брака, славы, а оставались несчастными и мучились от неврозов, даже достигнув всего, к чему так стремились. Этим людям не хватает духовности, жизнь их обычно бедна содержанием и лишена смысла. Как только они находят путь к духовному развитию и самовыражению, невроз, как правило, исчезает.
<...>
Среди так называемых невротиков есть много людей, которые, если бы родились раньше, не были бы невротиками, то есть не ощущали бы внутреннюю раздвоенность. Живи они тогда, когда человек был связан с природой и миром своих предков посредством мифа, когда природа являлась для него источником духовного опыта, а не только окружающей средой, у этих людей не было бы внутренних разладов. Я говорю о тех, для кого утрата мифа явилась тяжелым испытанием и кто не может обрести свой путь в этом мире, довольствуясь естественнонаучными представлениями о нем, причудливыми словесными спекуляциями, не имеющими ничего общего с мудростью.


А теперь буду я. У меня не так все однозначно с умом и внятностью, грязные по колено от скитаний по мокрым холмам кеды, позеленевшие от свежей травы штаны, полная голова яблоневого цвета и чашка горячего шоколада, в котором мне удалось безжалостно утопить двойной эспрессо – самая духоподъемная в мире смесь. Слева от меня звонят колокола Лореты, справа от меня кто-то поет из кафе. И вот попробуй сформулируй хоть что-нибудь осмысленное в столь умиротворяющих обстоятельствах. Но если я сейчас не запишу, не соберусь никогда.

Так вот.
Опираясь на умного и внятного доктора Юнга, довольно легко сказать наконец, что некоторые люди не могут жить без мифа, а некоторые другие могут. И водораздел между человечествами проходит именно здесь. Это просто разные виды, все, точка.
Когда нам навязывают рационализм – это все равно что рыба стала бы навязывать жизнь в воде сухопутному млекопитающему. Ачотакова, для рыбы вода – естественная среда. Пусть все так живут!
Ну да, можно какое-то время в этой воде побарахтаться. Можно научиться плавать. Можно даже начать нырять с аквалангом. Да много чего можно, на самом деле. Но сделать постоянное пребывание под водой нормой жизни при всем желании не получится.
Когда нам навязывают рационализм, нас тупо убивают, причем медленным и мучительным методом утопления в унитазе. И чем раньше осознаешь свое священное право посылать в жопу все что рациональненько движется, тем большая часть твоей жизни пройдет в естественной среде, вот и все.

Еще в связи с этим мне, конечно, стало проще понять, какого черта я занимаюсь тем, чем занимаюсь. Вместо того, чтобы интеллектуально поплевывать на все что движется с ледяных вершин запредельного концептуализма, под который, честно говоря, моя голова заточена лучше, чем под все остальное. Но вот прямо сейчас, в текущих обстоятельствах, на этом языке лучшее, что можно сделать – увлекательно рассказывать максимально достоверные истории о живительном проникновении мифа в так называемую объективную реальность. И я, получается, натурально делаю что должно и не пнявкаю.
Я у нас вообще молодец.

Я, конечно, прекрасно представляю масштабы монстра, против которого пру. И масштабы собственных усилий. И понимаю, что эта арифметика как-то, мягко говоря, недостаточно оптимистична. Большую часть жизни мне это было невыносимо.
Однако арифметика – это как раз привет от нашего доброго друга рационализма. Поэтому спокойно отодвигаем ее в сторону и забываем. Вообще не ставим вопрос таким образом.
Мне больше неважно, получится у меня что-то или нет. То есть, если называть вещи своими именами, у меня просто не может ничего получиться. Эта война проиграна заранее, задолго до начала. Но и это меня больше не трогает. Главное, что война развязана. Она уже сколько-то лет идет. И это само по себе – победа. Больше, чем можно было мечтать.
Поэтому спокойно и расслабленно, как на курорте, продолжаем сражаться с угрюмым миром рационального небытия. До последней капли крови, с любовью и удовольствием.

Пользуясь случаем, передаю привет коллегам, без которых не было бы жизни на этой земле.