July 31st, 2013

чингизид

30 июля

В городе появились (массово стоят на проспекте Гедиминаса у какой-то гостиницы) такси столь прельстительного голубого цвета, что даже майское небо меркнет в сравнении с ними. Водители в таких же ярко-голубых с отливом в бирюзу рубашках. На каждом такси нарисован значок, свидетельствуюший, что в машине есть, вы не поверите, вайфай. И вот на этом месте надо начинать смеяться. У нас такой большой город, такой большой! Я из центра в аэропорт еду целых десять бесконечно долгих минут. Без интернета в такси натурально лютая тоска загрызет, йопт. Как до сих пор терпели-то?

***

Днем было жарко, потом хлынул дождь, и вот поздно вечером сразу после дождя было несколько (два? три?) часа настоящих неподдельных тропиков, влажных и душных, таких пахучих, что земля вон из-под ног, и все это я, конечно, понимаю - про температуру, влажность и прочее, но как при этом могло пахнуть именно тропическими растениями, как в специальном искусственно созданном павильоне "Тропики" в берлинском зоопарке моего детства, или еще в Масоале (это искусственно же созданный Мадагаскар в зоопарке уже Цюрихском)? Но как, Холмс?
Молчит.

***

Еще были две туристические старушки в кафе. Они говорили по-английски, но это был такой очень специальный английский, который возникает между собеседниками из разных неанглоязычных стран. Очень примитивный и предельно понятный, даже если не особо прислушиваться.
Так вот, старушки пили кофе, и одна говорила другой:
- Мой муж пил очень много кофе. И умер от этого. Ему было нельзя кофе! Больное сердце. После того как он умер, я тоже стала пить очень много кофе. Я думаю, если люди умерли от одного и того же, у них есть шанс быть вместе на небесах.