August 31st, 2013

бойс

прощай, оружие

У меня в ленте пару дней назад появилась прекрасная статья agnesvogeler о Лизетт Модел.
Смотрите, какая крутая тетка:



(А тут статья целиком, и еще много-много фото.)

И в связи с этим мне почти поневоле пришлось вспомнить, что за мной должок. Внутренний. То есть, я уже давным-давно хочу показать литовского фотографа Рималдаса Викшрайтиса (Rimaldas Vikšraitis), который натурально послан мне как возмездие за грехи, то есть за фотографа из "Энциклопедии мифов", который по свадьбам жрущих снимал.
Типа - смотри, деточка, как это выглядит на практике. Деточка в моем лице мычит: "ээээээээ", пытаясь вспомнить подходящий к случаю искусствоведческий термин - ну как это, как это, как это? А, ну да. Пиздец.
Смотрите теперь и вы, какой чувак:



Вот ссылка на поиск его картинок в Гугле. Там достаточно жестко, поэтому детей и домашних животных постарайтесь уберечь от просмотра. Я совершенно серьезно.

***

В связи с этим я вот чего хочу сказать.

Такой взгляд на мир (а это, безусловно, один и тот же взгляд, просто среда разная) близок мне чрезвычайно. То есть, вот прямерно так я и вижу мир человеческий - не с самого детства, но лет, наверное, с 12 - 13. И именно поэтому я знаю цену такому взгляду на вещи.
Удивительно, что подобный взгляд на окружающее всерьез считается "правдивым". Это даже не смешно - объявить "правдой" мрачный (и довольно распространенный) выверт сознания, понуждающий его обращать внимание на уродство (точнее, то, что кажется уродством в рамках текущей культуры; как понимаем мы, в разные эпохи это будут совсем разные вещи).
Уродство - это некоторая (малая, на самом деле) часть правды о человеческом мире. То есть, обо всех нас. И не столько о том, как мы выглядим, сколько о состоянии сознания тех, кто это уродство видит. Будучи отделена от прочих составляющих правды, она, конечно, становится ложью, за которую хоть сейчас по горло в лед. (Ну, строго говоря, всякий сосредоточившийся на уродстве, и есть во льду по горло, лицом вниз, как Дант прописал, потому что ад - это у нас прямо здесь, все честно.)

Фотографы, о которых идет речь выше, очень круты. В смысле, оба невероятно талантливы, оба - большие мастера. Мне это очевидно. А все равно это - нечестно. И слишком легко, если на то пошло. Установите камеру, запрограммированную на один снимок в секунду, напротив любого стола, за которым едят и разговаривают люди. Даже если это будут люди, считающиеся в рамках современной культуры красивыми, я вас уверяю, снимков с искаженными соктскими харями наберется на неплохую выставку. Особенно если свет выставить правильно (согласно задаче). Свет в фотографии вообще решает почти все.
Собственно, ровно поэтому (зная, что свет решает все), я - ни разу не профессионал, вооруженный сравнительно слабенькой любительской камерой - затратив те или иные усилия, могу снять абсолютно любого человека так, что он будет ослепительно прекрасен, хоть щас женись (по крайней мере, на мой вкус, да и эта оговорка только потому, что хрен вас всех разберет, что вам красивинько, а что нет, все же разные).
И это, кстати, тоже будет нечестно, потому что красота (то, что кажется нам красотой) - такая же часть правды, как уродство. Малая и незначительная. Хоть и обязательная - для полноты картины.

А бОльшая часть правды - она вообще не о красоте и не об уродстве. И уж тем более, не о наших текущих представлениях о том и другом (каковые представления у многих даже на протяжении одной жизни меняются неоднократно). Правда (а значит, и т.н. художественная правда, которая пророк ее) - присутствие Духа во всяком человеческом существе и проявление его через человека, чья участь - быть линзой, преломляющей свет, который, как помним мы, решает все. И, ясен пень, не только в фотографии.

И тут, кстати, выходим на такой простой парадокс. Когда Дух проявляет себя через (условно, с нашей точки зрения) некрасивое, это воздействует на свидетеля (зрителя) особенно сильно. Ну устроены мы так, на контрасте лучше понимаем, чем полунамеками. И когда художнику удается поймать эту фишку, получаются невероятно сильные вещи.
У Лизетт Модел, например:



И даже у целиком погруженного в безысходный контекст (он снимает жителей своей деревни) Рималдаса Викшрайтиса



Ну и мне (ясно же, что на самом деле, я пишу о себе) в лучшие моменты удается сделать именно это: