November 11th, 2013

чингизид

108 дней, день 4

Туман в нашем городе бывает подземный и небесный.

С первым все ясно, он поднимается снизу, окутывает землю, траву, потом древесные стволы, но не всегда достигает верхних ветвей и последних этажей даже пятиэтажных (всего-то) домов. Подземный туман красив, но нрав у него тяжелый, поладить с ним не всегда бывает просто. Однажды он гнался за мной по трассе, выползая из канав по обеим сторонам дороги, почти догнал на пороге пустого чужого дома, чьи хозяева любезно одолжили мне ключи, но как заблудшая в Бардо душа, испугался яркого белого света садовых фонарей и сбежал. Не знаю, куда.

Со вторым тоже все ясно, он всегда приходит сверху, сползает вниз с дальних холмов или просто проливается с неба, как манна, разбавленная водой до состояния сияющего киселя. Первыми исчезают последние этажи небоскребов и храмовые купола, потом все остальное, но примерно в паре метров над самой землей воздух остается прозрачным, и можно спокойно ехать ночью в автомобиле, не включая противотуманные фары, тем более, что от небесного тумана всегда делается светло, даже на улице Тауро, где дорога огибает высокий холм, а фонари почему-то никогда не горят.

А иногда бывает такой туман, о котором никак не можешь понять, откуда он пришел - сверху или снизу, потому что он пришел отовсюду сразу, но лежит далеко не везде, окутывает избранные фрагменты реальности, клочьями лежит на дороге, проносится над самой головой как облака в горах. А потом приходишь домой, садишься в кресло, опускаешь глаза и видишь, как туман стелется по полу, течет по ветхому хозяйскому ковру, стекает по стенам прямо тебе за шиворот, клубится вокруг головы, и уже не разобрать, где заканчивается туман и начинаюсь я; впрочем, это не к спеху. Утро вечера мудренее, завтра проснусь и пойму.
чингизид

108 дней, день 5. Проповедовать кошкам

Мы повесили на балконе жирные мячики для синиц и еще насыпали семечки в обе кормушки. Теперь на балконе аншлаг, все городские птицы наши.

В связи с этим кошек на балкон я не выпускаю.
Это, в общем, драма. Кошки очень любят гулять на балконе. Особенно старшая. Маленькая белая кошка то и дело подходит к балконной двери, становится на задние лапки, а передними толкает дверь. Хотя ее, вообще-то надо тянуть на себя. Но как может, так и действует. Котовская, котёнок, дверь не взламывает, а просто возмущенно орет, усевшись напротив. Обычно я мгновенно поддаюсь их уговорам и распахиваю балконную дверь прям с утра, прежде, чем поставлю на плиту джезву с кофе. Ну или сразу после - по обстоятельствам. Но не сейчас, потому что на балконе птицы, и мне вовсе не хочется превращать благотворительный завтрак в сафари. Внезапно так.

- Понимаете, кошки, - говорю я кошкам. - Концепция сменилась. Когда вы охотитесь на птичек летом, это нормально. Летом птичкам есть куда отправиться за едой. Летом их еда вообще всюду! И если они сдуру прилетели на наш балкон, где сидите вы - ну что ж, это их выбор. Меня не касается.
- Понимаете, кошки, - говорю я кошкам. - Сейчас все не так. Сейчас еды стало мало, и птички прилетают к нам на балкон, чтобы пожрать. Особого выбора у них нет.
- Понимаете, кошки, - говорю я кошкам. - Если мы оставим на балконе еду для птиц, подождем, пока они прилетят, а потом выпустим вас - это уже ни в какие ворота. Это будет подлость и предательство доверившихся. Знаете, что такое предательство доверившихся? Это худшее, что может сделать человек. Я не одобряю концепцию "греха", но предательство доверившихся - это, наверное, все-таки грех. Единственный и неповторимый. А хотите, кошки, я почитаю вам Данта? В переводе Лозинского, например? Очень живенько про пасти Люцифера разъясняет. Не хотите? Ладно, в следующий раз.
- Простите меня, кошки, - говорю я. - Морочу тут вам голову своими сложностями. Про предательство доверившихся вам точно не понять. Вы иначе устроены. Вы - веселые хищники без рефлексий, для вас все просто: вот балкон, вот птички, а дверь закрыта - ПАЧИМУ?! Возмутительно! И точка. Не буду больше вас грузить. Можете считать, что я не открываю дверь на балкон просто из вредности. Или по тупости человечьей, как всегда. Не сердитесь на меня, кошки. Я обязательно исправлюсь - потом, весной. И даже не буду читать вам Данте, клянусь.

Со стороны, конечно, дурдом натуральный. Но я со всеми так разговариваю - на равных, как с собой. С людьми, с кошками, с птицами и растениями. Даже с аквариумными рыбками, когда они были у нас. После разговоров со мной некоторые рыбки скоропостижно дохли от экзистенциального ужоса, но потом, конечно, перерождались в сияющем лотосе. Потому что по большому счету я - благо. А по малому - ойййййййййййй! Ну, то есть, всяко бывает.
Важно, что разговаривать не на равных я не умею и, что гораздо важнее, не хочу. Того, с кем я не могу поговорить на равных, просто нет. Пустое, выморочное видение, зачем оно тут.

Так вот. Все это было бы комедией из жизни придурков, если бы после двух (всего!) таких разговоров кошки не перестали проситься на балкон. Старшая больше не тянет лапки к дверной ручке, младшая больше не орет. Спокойно сидят у окна, или стеклянной двери, смотрят на птичье веселье, как люди телевизор. Очень заинтересованно, но вполне отстраненно. Не пытаясь нырнуть в экран.

Похоже, они все-таки поняли мои объяснения. И, более того, согласились.

Пойду на улицы проповедовать кошкам, раз так. С кошками у меня явно получается лучше, чем с людьми.
С людьми, впрочем, вообще ни у кого особо не получается, мне кажется.

УПД
Практически сразу после публикации этой записи в рамблер-почту упал спам. Заголовок огромными буквами: "МЫ НЕ ГЛУПЫЕ!" - и все, больше ни слова.
Это что было? Письмо от уважаемого человечества? Извини тогда, человечество, я же не со зла. Но кошки все равно понятливей.