April 23rd, 2014

чингизид

Перелетные головастики ангелов

На проспекте Гедиминаса, возле Лукишской площади, где уличный "Кофеин"-киоск, люди сегодня занимались свальным грехом. То есть, свальной святостью. В смысле, принародно любили друг друга, периодически обмениваясь партнерами.
Ну, все уже поняли, что они там опять танцевали линди-хоп, да?

А с неба на все это взирали пассажиры воздушного шара.

На набережной же меня окружило облако очень мелких бесцветных бабочек, или еше чего-то крылатого, я не знаю, кто оно. Облако было огромное и довольно разреженное, по крайней мере, мелкое-крылатое не набивалось в нос и уши, а просто летело рядом.
Крылатое облако зачем-то решило следовать за мной всюду. И следовало. Крылатая мелочь была везде - впереди меня, позади, по бокам и над. Только по земле не ползло, все-таки у них крылья.
Когда очень долго идешь по набережной в таком сопровождении, в голову лезут странные мысли. Например, что это у нас по весне вывелись головастики ангелов. И увязались за мной как утята за псом, которого увидели, вылупившись, и приняли за маму-утку. И что прикажете с ними делать? Чему я могу научить ангельских головастиков, сами подумайте? Я и летать-то не очень умею. Не говоря уже обо всем остальном.

В конце концов их унес ветер.
Мне же в утешение достались лепестки сакуры, которые, впрочем, тоже унес ветер. Но чуть погодя.
чингизид

дневник наблюдений над живой природой

В дом залетела пчела. И запуталась в шерсти Котовской, котёнка. Она правда очень уж пушистая, хоть и лето на носу.
Котовская, котёнок, бодхисаттва каких мало, аккуратно вынула пчелу лапкой, втянув когти и помогая себе языком. Пчела, не понимая своего счастья, орала жужжала как резаная.
В конце концов Котовская, котёнок, освободила пчелу и проводила ее просветленным взором (в народе именуемом "таращится").

У кого еще могла вырасти кошка с настолько ослабленным инстинктом убийства? Вот и я не знаю.