April 27th, 2014

чингизид

с последней прямотой

Писать по-русски для меня - писать в пропасть. Как прыгать, только писать. Но все равно, как прыгать.

То есть, замысел Творца таков: человек, по чьим естественным, не воспитанным, а с рождения по умолчанию установленным меркам даже условно цивилизованное европейское общество кажется косным, ханжеским, трусливым и рабским, пишет по-русски. Беллетристику, скажем так. Сидит и пишет. По-русски, блядь, чтобы мало не показалось.
Это так нелепо, что уже почти красиво.

Жизнь как затяжной прыжок в пропасть. Вопрос падение это или полет, решается только моей волей. Пока воли хватает на то, чтобы считать все это письмо в пропасть полетом, оно и есть полет.

Бессмысленный, бесполезный, совершенно необходимый, потому что на таких нелепостях стоит мир.

ОК, пишем дальше.
чингизид

А еще было так:

На улице Вильняус - правильно, именно в "Кофеине" - сидел очень большой человек-дяденька, толстый и веселый, в точности Смеющийся Будда Хотэй, как будто большая раскрашенная статуя ожила. За его столом сидела еще компания разношерстной молодежи, не знаю, вместе они пришли, или только в кафе познакомились, но компания ежеминутно взрывалась смехом. На самом деле, даже чаще, просто слово "ежеполуминутно" как-то глупо выглядит. Говорили все они между собой на ломаном английском, в смысле, на интернациональном пиджине, образованном из него.
Тут из-за угла появился нетрезвый альтернативно успешносоциализированный джентльмен, явно вышедший на прогулку с целью социализироваться еще успешней. В смысле, найти новых друзей, готовых купить выпивку.
Будучи успешносоциализированным (хоть и альтернативно), нетрезвый джентльмен сразу увидел в веселом толстяке доброго альфа-самца, в котором можно обрести покровителя. Подрулил к нему и представился: "Май нейм из Виталий!"
"Май нейм из Воланд", - громко откликнулся толстый Хотэй.
На этом месте ваш корреспондент натурально подавился кофе, а когда откашлялся, ни веселого толстяка, ни компании молодежи, ни, тем более, пьяного джентльмена за соседним столом уже не было.
И не то чтобы я прям так долго кашляю. Всего несколько секунд.

Еще на улице Вильняус есть турагентство под названием Krantas Travel. "Krantas" по-литовски "берег", я это знаю, но все равно всякий раз читаю: "Кранты-трэвел", - и восхищаюсь.
(Это сообщение не имеет никакого отношения к предыдущему, просто вдруг вспомнилось.)