November 4th, 2014

чингизид

а потом пришли домой и сели ужинать

На стене на улице Скапо висят бумажки с вопросом: "Чего ты ждешь?" И чистое поле для ответа. На некоторых бумажках ответы уже есть: "Путешествия", "Любви", "Когда сдам экзамен", - и так далее.
Достаю из кармана карандаш и пишу правду: "Себя". Потому что действительно жду, не дождусь. Вечно я где-то шляюсь.

Я живу сейчас таким интересным образом, что дорога в Старый город и прочий центр неизбежно пролегает через весь Ужупис. Мне всегда казалось, что Ужупис слишком прекрасен, чтобы там гулять, через него надо бегать по делам, как минимум, дважды в день. Можно чаще.
Ну вот, бегаю теперь. От порога до ангела - 15 минут обычным, не медленным, но и не стремительным шагом. Надеюсь, ещё долго не надоест.

Район, где я живу, похож на Карлсхорст моего детства больше, чем любое другое место на земле. Возможно даже больше, чем современный Карлсхорст. Здесь на невыскоких холмах стоят редкие условно новые пятиэтажки вперемешку с частными домами, окружёнными невысокими заборами и палисадниками. И куда не посмотришь, всюду лес (на самом деле, это парки, но наши виленские парки - это просто куски леса, через который пророс город, так что всё сходится).
И запах, божечки. Тот самый запах близкого леса, смешанный с запахом близкого неба. Вы знаете, как пахнет небо? Я знаю с детства. Но описать, конечно, не могу. Нет нужных слов. Немножко влагой, как море, только без соли и водрослей, немножко свежеиспечёным хлебом незвестного мне сорта, немножко снегом, немножко разогретым камнем, что совершенно логично: небесная твердь постоянно, даже зимой нагревается от близости звёзд. Остальные компоненты непостижимы и неопределённы, как всё самое интересное, увы.

И когда я вечером иду домой через Ужупис, глазею по сторонам, мне как в детстве кажется, что за каждым окном живут очень счастливые люди. И что у них очень интересная жизнь.
В детстве думать так было для меня не просто легко, а ествестенно. Я по природе сокрушительный, неубиваемый оптимист, который портил книжки, дописывая после каждой сказки, заканчивающейся словами: "Они жили долго и счастливо и умерли в один день", - "А ПОТОМ ПРИШЛИ ДОМОЙ И СЕЛИ УЖИНАТЬ". Мне это казалось естественным развитием событий после смерти, о которой доподлинно известно (было мне тогда), что она - просто путь домой, очень долгий и трудный путь, как из дальнего леса с полными корзинами грибов - час пешком до станции, час на электричке, ещё пятнадцать минут по своей улице, немножко на горку, вверх. После такой прогулки надо сразу идти на кухню, пить чай с тем самым хлебом, которым пахнут небеса. И только потом раздеваться и в ванную.

Взрослый человек, который получился из этого нелепого оптимистического ребёнка, к несчастью своему, обладал недюжинной способностью наблюдать факты и делать из них выводы, по большей части, скорее верные, чем нет. И очень быстро просёк, что за светящимися в ночи леденцовыми окнами скрываются, в основном, бедные зайцы, чтобы не сказать, несчастные мудаки. И жизнь у них, в лучшем случае, просто неинтересная. Какая она в худшем случае - ничего не хочу об этом знать. Унесите. Спасибо.

Этот взрослый человек никуда не делся. Будем честны, он - это я.
Но я - не только он, вот в чём штука. Этот мрачный взрослый человек с аналитическим умом и беспощадным сердцем наперевес - очень небольшая часть меня. Чуть больше перчатки, но гораздо меньше самого куцего пальто, не о чем говорить.

И когда сегодня этот взрослый человек, шёл домой через Ужупис, он (она, оно) смотрел на светящиеся в темноте окна и думал, что за этими окнами живут очень счастливые люди. И что у них очень интересная жизнь.
Сам думал, никто его не заставлял.

И это означает, что бумажки на улице Скапо, вопрошающие: "Чего ты ждёшь?" - работают не только эффективно, но и быстро. Очень быстро, примерно за десять минут срабатывают.
Очень рекомендую.