March 11th, 2015

чингизид

Дошло

Дошло наконец-то, почему так популярно чувство вины, особенно коллективной, но не только, конечно. Речь в данном случае о необоснованном чувстве вины, за которым не стоят конкретные дурные поступки.

Так вот. Виноватым может быть только тот, у кого, есть выбор, как действовать. Ещё точнее: виноватым может быть только тот, кто не беспомощен. Вина - своего рода алиби, если уж она есть, значит о беспомощности и речи нет.

И тут неожиданно выясняется, что (с точки зрения почти любого человеческого ума) виноватый - это более сильная позиция, виноватый - более важная персона, чем беспомощный. А человеку хочется быть важной персоной, и хоть ты тресни. Так чувство вины становится самообманом для тысяч и тысяч бедных зайцев, беспомощных перед некоторыми неумолимыми обстоятельствами (вроде войны и чумы), как почти любой (извините уж мою солдатскую прямоту) человек.

Беда, строго говоря, не в том, что каждый отдельно взятый бедный заяц может почувствовать себя важной персоной, виновной чуть ли не во всех бедах людских. А в том, что этими вратами в человека входит зло - и не с целью натворить ещё каких-нибудь бед его руками, как с энтузиазмом подсказывает нам чувство собственной значительности, а с целью сожрать его заживо. И не поперхнуться.
шляпа

Как бы праздник

Эти плакатики были расклеены по всему городу; по крайней мере, то и дело попадались нам на глаза



Мы три дня гуляли по Казюкасу, и настроение было, как положено, ярмарочное. И, вроде, не только у нас. Но лица, случайно выхваченные из праздничной толпы, получились совсем про другое.

Collapse )

P.S. Я до сих пор помню (так велик был эффект неожиданности), что в комментариях к фотографиям про осеннюю ярмарку мне какое-то бедное зайко написало: "Как же можно так не любить людей" (или что-то в таком роде).
Ха. Ха. Ха.
*Уходит примерять маску Дарта Вейдера*