June 22nd, 2015

чингизид

(no subject)

Всякий раз, когда вижу вот эти озёра сумеречного бирюзового света в полуночном небе, вдыхаю холодный воздух, густой от аромата жасмина (в жопу "чубушник", жасмина!) и диких северных роз, мне кажется, что я недостаточно остро всё это чувствую, слишком слабая реакция, не соответствующая происходящему вокруг северному летнему полуночному миру, с весёлым птичьим щебетом, подпрыгивая на кочках, летящему в самый солнцеворот. Потому что нормальной реацкией, соответствующей происходящему, было бы взорваться сердцем и умереть вот прямо сейчас, пока бирюзовые окна рая открыты нараспашку, и оттуда громко, не стесняясь щебечущих птиц и орущих котов, уже зовут домой, ужинать.
Но я ещё погуляю, конечно. У нас тут шиповник, качели, чай в термокружке и ещё костёр.
И этот костёр - я.
Какой может быть ужин.