December 3rd, 2015

чингизид

и снова здрасьте

Если кто думает, что мне удалось улететь из этого вашего Пулкова, тому щелбан за оптимизм. Рейс перенесли на 7 утра, народ накормили горячей хряпой и повезли селиться в гостиницу, а мне удалось отбить свой чемодан, поставить на билете спциальную печать для возврата денег и купить билет на 5 с чем-то утра до Минска. Буду пробираться домой партизанскими тропами. Но пасаран. В смысле, это они но, а я-то как раз ещё как пасаран. Иниибёт.

Из дома собщают, что кошки, которым было обещано скорое возвращение любимой подстилки для спанья, истошно орут от возмущения и потрясают когтистыми лапами, обратив взоры на восток. Восток содрогается, но пока не сдаётся.

И пока он не сдаётся, я сижу в Пулковском старбаксе и громко рассказываю тамошним работникам, что их сезонная печенька с клюквой и апельсинами спасла мне жизнь. Вру, конечно. Но им приятно.
Когда я чувствую, что щас сдохну, у меня почему-то появляется непреодолимое желание всех вокруг обрадовать. Девочек в старбаксе например. Чувство противоречия - основа моих основ. Других основ у меня кажется вообще нет.

А и не очень-то хотелось.

_________________

Йопт. Эти красавцы отобрали у меня на входе в погранзону свою фашыстскую миграционную карту. И наотрез отказались возвращать. Мало ли что рейс отменился и выездной штамп аннулировали, их такие пустяки не беспокоят. Посоветовали пойти и получить новую - в таком специальном полезном заведении, которое открывается в 10 утра.
Надеюсь, добрые беларусы меня всё-таки выпустят из этой волшебной, блин, страны-ловушки без священной бумажки. Могу дать честное пионерское, что больше никогда их не потревожу.
Я, в общем, и без честного пионерского сюда больше ни ногой.