April 12th, 2016

чингизид

капитан Вольф и все-все-все

"Меня зовут капитан Вольф, и я доставлю вас в Вильнюс", - сказал капитан Вольф.
К счастью, в самолёте присутствовал как минимум один человек, способный по достоинству оценить эту новость. То есть, я. Правда, рядом со мной не было собеседника, который добавил бы: "Айзен-Вольф". Пришлось думать про айзен самостотельно. Любите ли вы леденящее одиночество, как люблю его я? Вот то-то же.

На прощание капитан Вольф ещё раз представился, специально для тех, до кого не дошло с первого раза: "С вами был капитан Вольф". Но, боюсь, благодарных слушателей у него не прибавилось. По крайней мере, про айзен никто так и не пошутил. Только я, да и то не вслух - по причине леденящего одиночества, см. выше.

Охватившее меня леденящее одиночество было настолько невыносимо, что пришлось, не сходя с места, прям в аэропорту, случайно встретить друга Р., которая тоже как раз откуда-то прилетела и ждала свой чемодан у соседнего транспортёра. И вот тут бы, вот тут бы пошутить про капитана Айзен-Вольфа, но вместо этого мы просто вызвали такси по телефону, чтобы оно увезло нас в золотую даль (именно так выглядит наш город ночью, когда смотришь на него сверху, пока капитан Вольф идёт на посадку).

Таксист тоже оказался моим знакомым. Он мне уже третий раз попадается. Или даже четвёртый, не помню. Я вообще его, честно говоря, не помню, это он меня узнал, а не я его. И даже подъезд мой вспомнил без подсказки, такой чувак.

После появления знакомого таксиста мои жалобы на леденящее одиночество стали звучать совсем уж бессовестно, но про капитана Айзен-Вольфа мы с другом Р. и такистом так и не пошутили, поэтому записываю здесь. А то завтра вспомню и себе не поверю. А ведь был, был капитан Вольф, высокий, загорелый дяденька, в красивой люфтганзовской форме (я не фантазирую, а точно знаю: они с экипажем приходили за своими чемоданами). И доставил нас в золотую даль, то есть, в Вильнюс, как и обещал.