May 11th, 2016

чингизид

чтобы не забыть - 1

Сперва я что-то такое говорю - дескать, в идеале надо, чтобы хороший текст трогал, цеплял, задевал за живое как можно больше народу. "Кому надо?" - спрашивает Н., и я подскакиваю: "Ну не мне же! Конечно, тексту. Текст, - говорю я, - и вообще любое искусство это такая хрень, которая всегда хочет себе большую аудиторию. Ну, как бомба. Если бомба упадёт на какой-нибудь хутор, где живёт одинокий девяностолетний старик, она конечно всё равно взорвётся, не вопрос. Но как-то это будет... немножко не то. А вот если та же самая бомба упадёт на военный завод, где в это время работают десять тысяч человек! Ну класс же! Ну здорово! Эффективно! Не зря взрывалась! Вот и с искусством та же фигня".
По-моему, я - великий, очень великий гуманист.

_____________________________________

UPD

Чтобы никого не сбивать с толку этими нашими застольными шуточками, надо пояснить, что речь шла вовсе не о том, что мы должны специально стараться, чтобы так получалось (обычно намерение угодить большой аудитории до добра не доводит). А только о том, почему имеет смысл радоваться, когда оно так само получается.
чингизид

чтобы не забыть - 2

Вспомнилось сегодня на проспекте Гедиминаса, как в прошлом году ещё с другом Р. придумали настоящих, правильных всадников Апокалипсиса: один на велосипеде, второй на роликах, третий на скейте, четвёртый на самокате. Фишка в том, что каждый впервые познакомился со своим транспортным средством максимум вчера, и едут они соответственно: с визгом и воплями, зажмурившись от ужаса, то и дело падают, поднимаются, нервно хохоча и кое-как преодолевают ещё несколько метров, до следующего падения, сметая всё живое на своём пути.
чингизид

но самое главное

Самое главное, что мы с Н. сегодня спасли рогатого жука от волчанки.

Мы как раз перед этим помянули (не к ночи, ох не к ночи бы, но, положа руку на сердце, была вполне глухая ночь, когда работники шейкера и бокала в панической спешке волокут в зал уличные столы и табуреты, чтобы никто не успел на них присесть и, таким образом, отсрочить возможность прикрыть бадегу и устремиться под покров уютного домашнего ночного горшка) - так вот, помянули доктора Хауса, будь он неладен, и вдруг видим: по улице Альгирдо ползёт рогатый жук. Но как-то странно ползёт, что-то у него с - лапкой? ногой? - конечностью. Решили: инвалид. Но посветили на него моим телефонным фонариком, увидели, что к лапке-ноге-конечности жука прицепилась длинная соломинка, и Н. аккуратно её отцепила. Жук пополз дальше, такой молодец.
"По-моему, - говорю я, - мы выступили таким коллективным доктором Хаусом. И тогда получается, мы отцепили от жука волчанку. Это была она!"

Будьте бдительны, жители города Вильнюса. Где-то на улице Альгирдо валяется жучиная волчанка. Она затаилась и ждёт новую жертву. Берегите себя.

А завтра мы ещё кого-нибудь спасём. Может быть, вообще всё человечество, чтобы два раза не вставать.