July 25th, 2016

няпиздинг Алистер

Виленский покерфейс

На стене соседнего дома написали: "Наша жизнь это вечный Вильнюсский покер", - и всякий раз, проходя мимо, я мысленно вношу поправку: "вечный виленский покерфейс".
(Написанная на стене фраза - цитата из романа Ричардаса Гавялиса "Вильнюсский покер"; у нас тут сейчас новая граффити-мода: книжные цитаты на стенах и тротуарах писать. Не то чтобы это такая уж важная информация, но мой внутренний бюрократ Баскервилей будет страшно выть на болотах, если я не сделаю сноску. Ну или в холмах, ему всё равно, где страшно выть.)

Виленский покерфейс - это такое отдельное прекрасное явление, чтобы врубиться в него, надо довольно долго здесь прожить, но при этом сохранить свежесть стороннего взгляда, не провалиться в здешнюю жизнь с головой, голову, на которой как раз удачно выросли глаза, уши и нос, обязательно надо оставить снаружи. И тогда начинаешь видеть всю эту нашу смешную и милую, всем ветрам открытую городскую жизнь как первый выход свежепоналетевшего инопланетянина на работу в районную библиотеку, куда его заранее устроили для прикрытия. Одет по моде столетней давности (пока летел, кое-что изменилось), уши зелёные, пара щупалец торчит из-под полы сюртука, но держится невозмутимо, всем своим видом показывает: я - обыкновенный, такой как все. И сила его покерфейса такова, что многие граждане сразу верят. Игнорируют цвет ушей и изгибы щупалец, то есть, натурально не видят. Подтверждают: да, совершенно обыкновенный. Сам так сказал!
А некоторые другие граждане конечно не верят. Обычно те, которые сами всю жизнь лепят такой покерфейс, вполне успешно, судя по тому, что всё ещё живы, несмотря на зелёные уши и это вечное дурацкое щупальце, торчащее из-под полы.
А некоторые третьи граждане всё прекрасно видят: и уши, и щупальца, и неуместный сюртук. Но как-то сразу невольно соглашаются: да, конечно, это действительно норма! И ликуют потом: какая же нынче, оказывается, прекрасная норма! А иногда даже ухитряются привести к этой норме себя и, что особенно поразительно, всю свою жизнь. (Это, надо думать, и есть виленский флеш-рояль.)