September 25th, 2016

чингизид

вот и сижу

Возвращаться в город после недельного отсутствия, по моим наблюдениям, приятней, чем после, к примеру, трёхдневного. Ну, это как с кошками - попробуй уйти на пол-дня, вернувшись, обогатишь свой лексикон матерным кошачьим. А после долгой разлуки только смотрят умильно, трутся и бодаются. И тщательно фиксируют потом твоё спящее тело, просыпаешься, одна кошка лежит на руке, вторая придавила обе ноги и мурлычут ласковым дуэтом - небось не сбежишь теперь!
С городом та же фигня, за неделю он успевает, во-первых, перестать сердиться на твой побег от него, такого прекрасного. Во-вторых, успевает соскучиться. А в-третьих, начать беспокоиться: а вдруг ты не вернёшься никогда? А может быть, тебя вообще нет и никогда не было? И как же теперь, и что? АААААААААА!
И тут ты так - оп-па! - спускаешься с неба, в смысле, выходишь из самолёта, влача за собой чемодан: эй, я тут! И город выдыхает: нуславатебегоспади, нашлась пропажа. А счастливая пропажа стоит на пороге зала прилёта, таращась на звёздное небо над своей головой, вдыхает аромат мокрого грибного леса и морского ветра, который живёт тут у нас нелегалом, без прописки, в смысле, без намёка на море, а всё равно не покидает нас.

А потом в честь твоего возвращения отменяют земное притяжение; ладно, не отменяют, просто прикручивают до какого-нибудь лунного, можно ходить по улицам, не касаясь земли, все привыкли уже, что это просто такое выражение "ходить, не касаясь земли", но когда неосторожно наступив в лужу чего-то липкого, похожего одновременно на половую краску и растопленный шоколад, задираешь ногу, чтобы оценить ущерб, нанесённый кедам, подошвы пострадавших ослепительно, девственно белы, вот вам и "просто такое выражение", впрочем, ладно, кто же в такое поверит, я тоже не очень-то верю, хотя кеды - вот они, в прихожей стоят.

А потом едешь в машине, останавливаешься у перекрёстка без "зебры", чтобы пропустить двух прохожих, и один приветственно машет тебе рукой, а второй вполне внятно произносит: "Йох! Унлах!" Это вообще-то на кунхё. А кунхё - вымышленный язык. (Теоретически, эту фразу могут знать читатели "Гнёзд химер", но йолки же ж всё равно).

А ещё потом бежишь, сокращая путь, через скверик на улице Пилимо, в прошлом засиженный алкашами, а потому не особо любимый до сих пор, и вдруг обнаруживаешь, что под ногами у тебя сверкают серебристые звёзды, целые сотни маленьких серебристых звёзд вперемешку с палой листвой.
В моём детстве такие серебристые звёзды иногда появлялись в магазинах перед Новым годом в пакетиках по десять штук, вместе с ёлочными игрушками и прочей мишурой. На кончиках лучей у них были дырочки, теоретически, можно продеть нитку и повесить на ёлку; родители их никогда не покупали, считали слишком мелкими, на мои просьбы купить хотя бы один пакетик звёзд, отвечали: объясни, зачем они тебе? Объяснений у меня не было, вернее, было одно практически невербальное: это же звёздыЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!
Не прокатило.
Теперь я знаю, зачем мне были нужны те звёзды: чтобы высыпать их на землю под ноги всем, кто случайно пройдёт мимо. Это вообще-то моя работа: звёзды кому попало под ноги кидать, пусть сами разбираются, как с этим жить. Но сегодня "кто попало" - это у нас я. Счастливейшее из ктопопал.
- Ебать ту Люсю, - говорю я вслух. А что тут ещё скажешь. И иду дальше, громко думая: "Как же я тебя люблю". И город мой стоит, конечно, довольный собой, как слон после клизмы. И я тоже, как тот самый слон. Как сто вконец охуевших от собственного офонарения слонов. Или даже как двести.

Это что получается, ты меня так сильно любишь? - почти сердито думаю я потом, сидя на балконе и разглядывая серебристую звезду, прихваченную собой как бы в качестве вещественного доказательства, а на самом деле из сентиментальных соображений. - Я тебя вообще-то тоже, но это нормально, люди часто любят города. А наоборот - это всё-таки перебор. Это ты, дорогой друг, погорячился. Люди, между прочим, относительно недолго живут. Гораздо меньше, чем города. А иногда ещё переезжают. В силу, например, обстоятельств. И чего тогда?
Да какая разница, чего будет когда-нибудь тогда, - почти сердито думает город. - Здесь, сейчас ты сидишь на своём балконе. Кофе пьёшь, звезду в руках вертишь. Вот и сиди.