September 27th, 2016

чингизид

Могу копать, или послание виленским жителям

В разных информационных источниках пишут, что согласно каким-то там опросам, 98% жителей Вильнюса довольны своей жизнью. Так вот, в оставшиеся два процента стопудово вхожу я. И даже точно знаю, чего именно мне не хватает для счастья: крокусов в начале весны. Правда, в последние годы их стали более-менее высаживать в палисадниках, за что огромное спасибо жителям соответствующих домов. Но мне всё равно мало. Желаю ещё, причём дикорастущих в разных неположенных местах. Почём крокусы для народа?

Крокусы для народа не то чтобы шибко дороги, поэтому теперь у меня есть больше полусотни луковиц. Пишут, идеальное время для посадки крокусов - конец сентября. Сейчас у нас как раз он, но на убывающей луне сажать растения нема дурных. Ни один ответственный огородник, будь он хоть четырежды враг астрологических наук, такой глупости делать не станет.

К счастью, расти луна начнёт вот прям в субботу, 1 октября. В честь этого выдающегося события я собираюсь в субботу после обеда (часа в 3 - 4 например) взять садовую лопатку и отправиться на берег речки Вильняле где-нибудь в районе Tуmo Turgus. Пишут, что крокус зверь неприхотливый, главное чтобы его не заливало. Ну вот если по верхнему краю берега сажать, то и не зальёт.

Кто хочет сажать крокусы, приходите, могу поделиться луковицами а то копать в одно лицо задолбаюсь же. Лопатку однако приносите с собой, у меня одна. Про время можно договариваться в комментариях. Я, есличо, и в воскресенье могу. Тоже после обеда, у меня после него обычно утро как раз настаёт.
У кого есть соображения, где лучше сажать крокусы, высказывайте. Может быть моя идея насчёт берега напротив рынка совсем не так хороша, как мне кажется? Я совершенно точно хочу, чтобы крокусы росли в центре, на ничейной территории, других жёстких требований у меня нет.

Ещё можно покупать луковицы крокусов, это совсем недорогое удовольствие, от полутора евро до трёх за пачку (в зависимости от сорта и количества) и сажать их, где душа пожелает. И когда. В смысле, не обязательно делать это вместе со мной. Но со мной - тоже круто. И луковицы у меня уже есть, никуда не денешься!
няпиздинг Алистер

+++

Так называемые простые люди мне совершенно неинтересны, мне не только не о чем с ними говорить, мне даже смотреть на них незачем. Ничего духоподъёмного в этом зрелище нет.
Штука в том, что простой человек это не вековечная константа, а всего лишь состояние сознания. Для большинства обычное, но ни для кого не постоянное, хотя бы потому, что каждый из нас ночью (ну, кое-кто под утро) оказывается на границе между разными способами бытия и неизбежно вываливается из привычной системы координат в неведомое, то есть, в сон. И немедленно перестаёт быть простым человеком, становится чёрт знает чем.
А чёрт знает чем мы с Вселенной очень даже интересуемся.

/Ясно, что выходов за рамки повседневного состояния сознания и без всяких снов полным-полно, просто сны это самое очевидное. А так-то - засмотрелся на текущую воду, замер ухваченный за нежные ноздри запахом свежескошенной травы, ослеп на миг от чужого, ничем тебе лично не грозящего горя, вот уже и вышел куда полагается. Потом конечно обратно вошёл, но кого это е... беспокоит. Уж точно не меня. И, тем более, не Вселенную./

//Чем дольше живу, тем больше (с непреходящим изумлением) убеждаюсь, что для меня это вообще самое важное: неотвратимость регулярных изменений состояний человеческого сознания. Как будто у меня в этом деле корыстный интерес. Хотя чёрт его знает, может и корыстный. Может я вообще это ем?//
чингизид

Дым

Дымом в городе пахнет так, что это уже не запах, а крик. Скорее, впрочем, блаженства, чем отчаяния. И ночи такие тёплые, словно виленские жители и правда протопили не только свои квартирки и домики, а весь наш сентябрь.

В соседнем доме появилась студия танго; строго говоря, она просто приснилась другу Н., но оказалась цепкой и осталась по эту сторону бытия. В студии танго огромные окна, невозможно не останавливаться и не глазеть.
Сегодня там танцевали, вернее репетировали два мальчика (дяденьки, на самом деле, но про танцующих грех так говорить); тот, что танцевал за партнёршу, был натурально профи, партнёр его, то есть, тот, кто вёл в танце, старался, но опыта ему явно не хватало. Но оба во время танца переставали быть мальчиками (тем более, дяденьками) и становились просто танцующими существами, принявшими форму людей.
Это было невообразимо красиво, и про всё сразу, то есть и про танец как таковой, и про суть обучения, и про то, чем становятся люди, целиком захваченные делом, и заодно, конечно, цитата из моего рассказа, в этом смысле я очень счастливый автор, реальность часто цитирует меня в моём же присутствии, так мне везёт.

В городе, меж тем, по-прежнему пахнет дымом, и я не плачу от нежности только потому, что столько, сколько её есть, мне не наплакать. А всякое дело следует делать хорошо, ну или вовсе не начинать.