November 11th, 2016

чингизид

сегодня

Из закрывшегося отделения банка на бульваре Вокечю вышли две девушки-коллеги, заперли дверь на ключ, пожелали друг другу хорошего вечера и разошлись в разные стороны. Одна бодрым шагом направилась к улице Траку, другая неторопливо в сторону Ратуши. Шла, едва загребая ногами, наконец остановилась, стояла, смотрела в спину уходящей коллеге, пока та не свернула за угол. После чего почти бегом вернулась к двери соседней с банком кондитерской и вошла.

***

В Кофеине на Вокечю в это время начиналась лекция на тему "Генномодифицированные животные" при участии аж двух докторов (не знаю, чего). Завсегдатаи кофейни стаскивали стулья поближе к лекторам, вдохновенно тряся бирюзовыми локонами и малиновыми бородами.

***

По супермаркету среди понурых домохозяек бродил мужчина лет сорока с ярко-белыми волосами, в красном клетчатом комбинезоне под строгим чёрным пальто, с кожаной папкой для бумаг. Вёл себя как в музее, где неожиданно разрешили трогать экспонаты: таки трогал, брал в руки, вертел, разглядывал, осторожно ставил на место и хватал следующий товар. Лицо его при этом делалось всё более восторженным, глаза сияли, а белоснежные волосы развевались без всякого ветра.
Граждане марсиане, вы всё-таки как-то тщательней готовьте своих агентов. Сразу видно, чувак тут первый день, и сразу такой позорный провал!
чингизид

диалог о ярости

- Если уж я начинаю орать, это значит, что меня по-настоящему достали, причём ещё примерно полтора года назад.
- А если я начинаю орать, это значит, что ситуация на миллиметр отклонилась от идеальной картины, существующей в моём воображении.