March 30th, 2017

чингизид

О чём не учат в школе

Оказывается давным-давно выложили в сеть "Чукочей" Богораз-Тана, настольную книгу нашей юности, при помощи которой мы осознанно и планомерно сводили себя с ума - ну то есть, как сводили, просто расшатывали сознание; "Чукочи", впрочем, были лёгким наркотиком, тяжёлая бомбардировка проводилась "Эфиопскими хрониками" (их есличо можно найти и читать здесь: http://www.vostlit.info/haupt-Dateien/index-Dateien/EE.phtml?id=2067). Мне давно хотелось этих "Чукочей" всласть поцитировать, "Чукочи" жгут, но наш экземпляр сгинул в веках.

...эта ветвь чукотского шаманства, о которой я начал говорить, носит более специальный характер и относится к тем шаманским превращениям у мужчин и женщин, при которых они претерпевают частичное или полное изменение пола. Для такого шаманства у чукоч существует особое название: "мягко-человеческое бытие" (jьrkā-laul-vaьrgьn). "Мягкий мужчина" (jьrkā-laul) обозначает человека, преобразованного в существо противоположного пола. Мужчина, изменивший свой пол, называется также "женоподобный" (ŋeucgicə). Женщина же в таких случаях называется "мужеподобная" (qəcikьcgicə).
Подобные превращения случаются по приказанию kelet обычно во время критического возраста, в период ранней юности, когда впервые проявляется шаманский призыв. Такие приказы kelet являются самыми страшными и опасными для молодых шаманов. Большая часть случаев смерти молодых шаманов в результате непослушания призыву "духов" относится к приказам о перемене пола. Существуют, однако, различные степени такого рода превращений.
На первой стадии этого превращения мужчина начинает подражать женщине лишь в манере заплетать и причесывать волосы. Этот обычай широко распространен среди чукоч и применяется не только шаманами по распоряжению "духов", но также и больными людьми по приказу шаманов. В последнем случае изменение прически имеет целью обмануть "духов", чтобы они не могли узнать больного и таким образом отстали от него.
Вторая стадия характеризуется принятием женской одежды. Это также практикуется как для шаманских, так и для магически-медицинских целей. Вторая стадия не включает в себя полного изменения пола. Так, например, Kьmьqəj, приписывавший себе шаманскую силу, носил женскую одежду, которую он принял еще в период ранней юности при следующих обстоятельствах. Он захворал какой-то странной болезнью, во время которой он спал во внутреннем пологе днем и ночью почти без перерыва. Наконец к нему явился во сне kelь и приказал ему надеть женское платье. Он исполнил требование "духа". Несмотря на это превращение, Kьroьqəj имел жену и четырех детей, один из которых был еще грудным в то время, когда я его видел. Щеки у Kьmьqəj были покрыты густыми черными волосами, и не могло быть никакого сомнения, к какому полу он принадлежит в действительности.
Юноше, по имени Cajvuurgьn, с мыса Чаплина, шаман приказал носить женскую одежду для того, чтобы вылечиться от хронической болезни, мучившей его с детства.
Случаи, подобные описанным, встречаются не часто, так как присвоение платья другого пола, с одной стороны, является слишком заметным, а, с другой стороны, все же не придает той необыкновенной силы, которую якобы имеет действительное изменение пола.
На третьей стадии происходит более полное превращение. Юноша, проходящий через нее, теряет все привычки и навыки своего пола и приобретает женские привычки и наклонности. Он бросает ружье, копье, пастуший аркан и гарпун морского охотника и берется за иголку и скребок для шкур. Он очень быстро овладевает женскими навыками, так как "духи" помогают ему в этом. Даже в разговоре он принимает особое, женское произношение. Видоизменяется также его организм, если не внешне, то, по крайней мере, в своих свойствах и силе. Он теряет мужскую силу, легкость в беге, выносливость в борьбе и становится беспомощен, как женщина. Изменяется даже его психика и характер. Превращенный человек теряет неустрашимость, отвагу и воинственный дух и начинает бояться чужих людей и любить маленьких грудных ребят. Короче говоря, он становится женщиной, сохраняя мужскую наружность.
Трудно, конечно, определить, какую роль играет в таком превращении самовнушение и какие из этих изменений человек приписывает себе сознательно, с целью произвести впечатление на окружающих.
Наиболее важным и значительным превращением является изменение пола. У "мягкого человека" начинают появляться женские чувства и переживания. Он старается снискать у мужчин жалость и расположение к себе и с помощью духов преуспевает в этом. Так, он может возбудить во всех мужчинах желание бороться за его любовь. Из их числа он выбирает себе мужа, причем совершается обычный обряд свадьбы. Должен сказать, что такие союзы бывают очень прочны и часто длится до смерти одного из супругов. Супруги живут так же, как и прочие люди. Мужчина следит за стадом, занимается охотой и рыболовством, в то время как "жена" исполняет все домашние работы. В их сожительстве, modo Socrans, превращенная жена всегда играет пассивную роль. Рассказывают, что некоторые "мягкие люди" утрачивают все мужские желания и в конце концов приобретают женские органы. Другие же имеют тайных возлюбленных, от которых у них есть дети.
Превращенный человек сохраняет свое прежнее мужское имя. Все "мягкие люди", которых: я знал, имели мужские имена.
<...>
Положение превращенного человека настолько необычно, что привлекает много сплетен и насмешек со стороны соседей. Насмешки передаются, конечно, шопотом, так как туземцы боятся превращенных людей гораздо больше, чем обыкновенных шаманов.
<...>
Считается, что каждый "мягкий мужчина" имеет между "духами" своего специального покровителя. Чукчи говорят, что такой покровитель по большей части является сверхъестественным мужем, мужем-kelь (kele-uwaquc) превращенного человека. Этот "муж" считается настоящим главой семьи. Он передает приказания через свою превращенную "жену". Муж-человек, конечно, должен сразу же исполнять эти распоряжения под страхом немедленного наказания. Поэтому в такого рода семьях "голос" "жены" - это голос, решающий во всех делах.
<...>
Муж-kelь очень чувствителен к малейшим насмешкам над его "женой", так как он знает, что "мягкий мужчина" очень "боязлив и робок". Кроме того он сознает, что положение превращенного мужчины вызывает смех лишь потому, что он подчиняется его приказам.
<...>
Считается, что "мягкий мужчина", несмотря на то, что он является женщиной, очень искусен во всех видах шаманства. Без своего сверхъестественного покровителя превращенный мужчина боится даже обыкновенных шаманов, желающих вступить с ним в состязание, и готов уступить любому требованию каждого человека. Но впоследствии его сверхъестественный муж отмщает за всякое неуважение, оказанное его жене.
<...>
Превращенная женщина взяла икру (gastrocnemius) с ноги оленя, прикрепила ее к широкому кожаному поясу и воспользовалась этим приспособлением как мужским органом. Такими приспособлениями чукотские женщины пользуются при известном половом извращении. Через некоторое время превращенный "муж" и его молодая жена, желая иметь детей, вступили в связь группового брака с молодым соседом, и действительно в три года у них в семье родилось два сына.
По чукотскому представлению о правах группового брака, эти дети считались сыновьями превращенного "мужа". Таким образом эта превращенная женщина в .молодости могла сама родить детей, а затем имела детей от своей "жены". Другая женщина, изменившая пол, была еще совсем молодой девушкой. Она также носила мужскую одежду, умела обращаться с копьем и даже участвовала в борьбе и прочих мужских, состязаниях. Она старалась уговорить одну молодую женщину, владелицу стада, взять ее себе в мужья. Но когда, при более близком знакомстве, она привязала к поясу икру оленя, невеста отвергла ее. Это произошло за несколько лет до моего приезда в этот район. За это время превращенная женщина нашла себе другую жену, с которой она и жила в верховьях Чауна.


/конец (наконец-то) цитаты. По ссылке - вся вторая часть книги, есличо./

Здесь бы конечно вспомнить, что начальник суровых нурманских богов Один в совершенстве владел сейдом (т.н. "женской магией", гораздо более крутой и опасной, чем вся остальная), вспомнить ещё пару-тройку соответствующих примеров и заключить, что настоящая магия всегда начинается там, где заканчивается гендер, вернее, обретается осознанная власть над табличкой мэ-жо, и это понятно: нет более простого и внятного способа декларировать выход из области интересов вида в остальной увлекательный космос. Но мне некогда и лень. Да и смысла, честно говоря, никакого. Всё равно что несмышлёному дитёнку "козу" показать.