May 13th, 2017

чингизид

Дерево, Карл

Эта нелепая история началась с красивого кадра: коренастый пожилой мужичок, одетый во все эти ваши оттенки серого, вынес из дома осень, дотащил её до помойки и бросил там под цветущей за баками черёмухой, в самый разгар весны.
Осень выглядела как примерно полутораметровое деревце, листья которого начали желтеть - не все, где-то четверть. Ну или треть.
Кадр был красивый, у меня при себе не было камеры; на этом, собственно, и должна закончиться история. Но нет, она, зараза, только началась.

Мужичок в сером уже закрыл за собой дверь подъезда, когда до меня дошло, что оно только как метафора очень красиво, а на практике, человек только что выкинул на помойку дерево. Засыхающее, но пока живое. Блин.

Минут десять спустя, уже дома до меня дошло, что у нас же теперь огромный балкон. И ещё не очень поздно, в смысле, магазины работают. Можно успеть купить горшок.
Мне совсем не понравилась идея притащить на свой прекрасный цветущий балкон полумёртвое дерево, но мало ли, что мне не нравится. Не обо мне разговор, а о дереве. Даже если оно засохнет (такая вероятность довольно велика), умирать всё-таки лучше в приятной обстановке, чем на помойке, это вам любой ангел смерти подтвердит.
Пока вся эта чушь насчёт ангелов смерти витала у меня в голове, остальной организм пришёл в состояние терминатора, это которое "вижу цель, не вижу препятствий". В этом состоянии я могу ващевсё, и очень его за это не люблю. Потому что всегда не хочу Рагнарёк, а хочу фыр-фыр-фыр - ну, это понятно.

Однако не успела голова придумать двести восемьдесят шестой убедительный аргумент, почему мне всё это даром не надо, а боевой организм уже смотался на помойку, приволок дерево, протащил его на балкон сквозь строй офонаревших кошек и побежал заводить машину. До закрытия магазина, где можно купить землю, горшок и дренаж, оставался всего час.
Естественно, часа нам с организмом хватило с головой.

Теперь у нас на балконе живёт уходящая осень, в смысле, полумёртвое дерево-бомж, подобранное на помойке, бывшее домашнее, у нас и кошки такие, бывшим домашним зверям и деревьям на помойке оставаться нельзя. А у меня по этому поводу нет ни одного цензурного слова, зато есть целых два плана на будущее: если засохнет, сожжём его с почётом в камине, читая вслух Тибетскую Книгу Мёртвых в переводе на язык растений (можно как раз садиться за перевод). А если выживет, придётся его высаживать в почву где-нибудь на речном берегу, предварительно до этого берега как-то дотарабанив.

Я кстати не знаю, кто оно по национальности. Листья примерно как ивовые, ствол худой, но явно древесный, ветки растут вверх. Есть подозрение, что это одно из тех бедняг, кого продавали в супермаркетах перед Пасхой - с нарядными серёжками, в парадных горшках. У него и ком земли у корней в форме горшка, слишком маленького для дерева. Точно пасхальное деревце из "Максимы". Стопудов.