July 6th, 2018

чингизид

Кофе из двух ошибок

Первая ошибка случилась давно, два, если не три года назад. Друг Р., большой любитель экспериментов, заказала в Кофеине на Вокечю маленький чёрный кофе с черносмородиновым сиропом, бариста перепутал и налил ежевичный сироп, получилось фантастически вкусно. Она тогда дала мне попробовать, и я до сих пор часто заказываю такой. Со смородиновым мы, кстати, потом однажды пили (или не "мы", а только я, не помню), это довольно забавно, но ничего особенного. А вот добавленный по ошибке ежевичный сироп - это да.

Вторую ошибку я совершаю практически ежегодно: увидев на рынке ежевику, тут же её покупаю, соблазнившись воспоминаниями о ежевичнике в овраге на пустыре моего детства и другом, в Карпатских горах, и третьем, и четвёртом, и пятом, ежевичников в моей жизни было много, и все они скорее о счастье, чем о ягодах. Но и о ягодах тоже, куда же без них.
Карочи, ежевику всё-таки надо драть с куста и лопать на месте, истекая двумя кровями сразу - чёрной ежевичной и красной своей (царапины в ежевичнике неизбежны). А на рынке вкусной ежевики не бывает, - такой вывод я делаю каждый год, но к следующему лету об этом забываю и покупаю очередную порцию крупных, красивых, но увы, почти безвкусных ягод. И этим летом со мной такое случилось, буквально два дня назад.

Неизбежное разочарование постигло меня буквально в шаге от рынка, после первой же ягоды, зато дома до меня наконец-то дошло, что ежевика - это же та самая ежевика, из которой сироп. И кофе - вот же он.

В результате двух не фатальных, но довольно досадных ошибок получился идеальный рецепт кофе в джезве, так часто бывает.

Это делается так. На среднюю (150 - 200 граммовую) джезву одна жирная ежевичина, или пара мелких, или тройка совсем-совсем мелких, но больше точно не надо, всё-таки мы варим не компот. Кардамон не обязателен, но очень желателен, пара зелёных зёрен, молотый я не признаю. Больше ничего не надо добавлять, только кофе. У меня сейчас любимая смесь - ложка (без горки) какой-нибудь Колумбии (но, в общем, сойдёт любая крепкая латиноамерика) + ложка (с горкой) Эфиопии (можно любую другую Африку, но лучше всего Эфиопия Иргачиф, как бы оно ни писалось на самом деле). Эфиопия даст идеально гармонирующую с ежевикой кислинку, латиноамерика внесёт в этот легкомысленный девчачий щебет суровую интонацию настоящего боевого кофейного разговора, кардамон - во-первых, напомнит о классике жанра, а во-вторых, не даст ядрёной латиноамерике перенасытить кофеином наш организм, он всегда так уравновешивающе действует, затем его и кладут в кофе, а не только (и даже не столько) для вкуса, если кто не знал.
чингизид

Ни дня без котика

Andy Warhol, не, ну а куда деваться, классика же, хуже этих ваших рембрандтов с гойями.

В книжку попал только голубой котик, one blue pussy, но три котика, я считаю, это на целых два больше, чем один.
чингизид

Другие культурные ценности

Котики котиками, но есть и другие непреходящие культурные ценности. Например Крысичка с какого-то перепугу нагуглила лютый монгольский рэп, и это довольно внятный ответ на вопрос, зачем мне надо было доживать до сегодняшнего дня. Да вот за этим же:

чингизид

Лето по пятницам

По дороге из Лидла (индейка для кошек, пахучая дыня размером с полтора моих кулака для меня) в голове внезапно возникла отчётливо-деловитая, очень прикладная, житейская (на уровне "пора вынести мусор") мысль: надо же зайти в тот самый двор на Бокшто, поздороваться с благословлявшим нас существом.

И что ж? Захожу в тот самый двор на Бокшто, а существо, не очень старательно притворяющееся пожилой человеческой женщиной, тут как тут, в смысле, там как там. И говорит: "Ну и где вы ходите, я сижу, жду, когда вы зайдёте со мной поздороваться". "Здравствуйте", - говорю, улыбаясь такой специальной сияющей улыбкой для особо важных событий, и иду дальше, вниз под горку, по тропинке, дворами до Швенто Казимиро, а там уже обычным образом, то есть, просто домой.

Моя жизнь в последнее время стала удивительно простой и понятной. А нелепой она и раньше была.