October 15th, 2018

Заинька

Лето по октябрям снова и снова

По октябрям - это примерно так:



А лето - это когда выходишь из дома в 3 часа дня по мелкому, необязательному получасовому делу, а возвращаешься около 10 вечера, потому что невозможно взять да и вернуться домой, когда на улице чёрт знает что творится (причём это знает далеко не каждый чёрт, только избранные черти в курсе). И даже за хлебом в магазин не заходишь, потому что - ну какой может быть хлеб, если ради него надо лишний раз заходить в помещение. Ну уж нет, нам и на улице хорошо.

На улице так хорошо, что можно ходить в тонком свитере, не шерстяном каком-нибудь, а трикотажном. Я и хожу. В рюкзаке лежат шарф и перчатки на случай похолодания, мне почему-то обычно достаточно шарфа и перчаток, чтобы согреться, но они даже после наступления темноты остаются в рюкзаке.

Ноги сами понесли меня на Аукштайчю и дальше по берегу Вильняле, в круги руин. В смысле, туда, где раньше была стена с птицами, пустырь и тот самый мост, а теперь стройка-стройка и ничего кроме стройки. Но вполне можно пройти.
Когда-то это было моё самое любимое место в городе; ну то есть, у меня очень много самых любимых мест, но этот пустырь и старый мост, упирающийся в полуразрушенную лестницу, по которой можно подняться к Бернардинскому кладбищу, был... Ну, в общем, важное для меня было место. Теперь его больше нет. Никаких сожалений я не испытываю: всё, что у меня было, есть у меня навсегда (а стена с птицами и мост ещё и в текстах остались; впрочем, это просто приятное излишество, тексты уж точно никакая не вечность, а вот любовь, сконцентрированная в сияющей точке, которая собственно и есть я - возможно, почти она).

Что я точно умею, так это легко терять: на оставшееся после потери пустое место непременно приходит что-нибудь новое, и мне всегда интересно, что именно на этот раз придёт. Понравится мне оно или нет, дело десятое. "Нравится, не нравится" - вообще не разговор. Любить перемены как таковые стратегически выгодно: из перемен состоит жизнь; строго говоря, жизнь и есть последовательность изменений. Разных, каких угодно (и неугодно), любых. Единственно разумное поведение в такой ситуации - доверять Автору (именно, тому самому, с большой буквы, неназываемому, но не из мистических соображений, а просто чтобы не скатиться в банальность). И когда его новая выходка работа чойта как-то не нравится, говорить себе: "Ну просто я чего-то, значит, не понимаю". Потому что это и правда так.

Я сейчас живу, как будто иду по канату, по которому не умею ходить, поэтому прежде, чем сделать очередной шаг, проснуться в новый день, приходится своей волей (больше нечем) превращать канат как минимум в доску, а лучше - в твёрдую землю, а ещё лучше - в широкий пирс, такой длинный, что его конец сливается с горизонтом, а горизонт, как мы знаем из учебников, недостижим. А что вокруг - это уже на усмотрение того самого Автора. Сейчас, по его замыслу, вокруг почему-то лето, хоть и октябрь.

А октябрь это примерно так:

Заинька

не-объявление

- Я вот всё думаю: развесить фотографии это так скучно. Надо... ну я не знаю, хотя бы выключить свет. Пусть наощупь смотрят. Или раздавать всем фонарики? Как в том лабиринте с мёртвыми бэмби на биеннале. Точно! Выключить свет, раздать всем фонарики... только сломанные. Чтобы все их включали, включали, а света всё равно нет...
- По-моему, ты хочешь не выставку, а чтобы все охуели.
- Ну так да! Это моё базовое желание. Я всегда только этого от людей и хочу!


На этом месте должно быть объявление о выставке фотографий про Вильнюс, но его не будет, потому что я не помню ни как мы её в итоге назвали, ни в котором она часу. И не понимаю, чья это, собственно, выставка. Но это как раз нормальное непонимание, я не умею внутренне присваивать дела своих рук.

Помню только, что в ближайшее воскресенье... эээ... вроде бы. И не вечером, а днём (почему-то). В Вильнюсе, в Старом городе, в помещении РПЦ РКЦ. И Глеб обещал привести с собой искусственного интеллектика, который переделывает в музыку всё что горит и/или шевелится, чтобы он нам фотографии сыграл и сплясал. Кроме того, искусственный интеллектик научился рисовать фракталы к своей музыке, и вот это уже совсем прекрасная дурная рекурсия: картинки картинок! Тут пожалуй и без поломанных фонариков можно охуеть.

Карочи, я завтра спрошу название и время выставки, запишу их в телефон и потом сюда перепишу (если не забуду). А пока картинка для отвлечения внимания. Одна из (которая первая под руку попалась):