December 25th, 2018

Лютер

Рождественская проповедь

- Человеческая немощь и тупость бесценны, потому что проросший через них дух - вечен и неистребим.

- Только для того и нужно человеческое, чтобы нам сквозь него прорасти. Никакого особого дополнительного смысла в нём нет (а что обычно кажется смыслом - просто побочка).

- По большому счёту, как именно мы будем через всёвотэтовот прорастать, всё равно. Но по другому большому счёту не всё равно. Потому что рост, в котором нет радости - куда-то не туда рост.

- По случаю Рождества открою секрет. Он, конечно, тайна, которая сама себя бережёт, потому что или ты можешь ею воспользоваться, или нет, но иногда между "уже, по идее, мог бы" и "знаю, что именно мне надо мочь" лежит вполне бездонная пропасть длиной в жизнь (и хорошо, когда только в одну). Секрет такой: чтобы прорасти из человеческого, над человеческим, надо ставить перед собой сверхчеловеческие задачи и выполнять их. Делать, не думать, не говорить. То есть подумать и поговорить не помешает, но если не делать, значит, болтали зря.

- Самая непосильная и одновременно любому доступная из сверхчеловеческих задач - изменить мир. Непосильная в том смысле, что радикально изменить мир целиком вообще никому не под силу. Доступная любому, потому что изменить малый фрагмент этого огромного целого действительно может любой. Мы и так постоянно меняем микроскопические фрагменты мира - каждым своим поступком, каждой мыслью, каждым вдохом и выдохом. Просто неосознанно, а "неосознанно" это всегда деньги на ветер. Поэтому надо поставить перед собой конкретную задачу, сформулировать желаемый вектор перемен и действовать в соответствии с этим решением. Очень просто, на самом деле. Слишком просто, чтобы додуматься без подсказки. Поэтому я её вам даю.

- Когда человек ставит перед собой задачу изменить мир определённым образом (понятно, что вносимые перемены должны соответствовать его собственным, не навязанным со стороны представлениям о т.н. "лучшем") и начинает действовать, с ним происходят удивительные вещи, потому что в Небесной Канцелярии его сразу ставят на довольствие и выписывают паёк для сверхчеловеков. Офигенный, бесценный, сияющий паёк.

- Главное, не бояться, что нифига не получится, пайка не выдадут, а если и выдадут, вас потом накажут за неудачу - мама, карма, бог и злодейка-судьба. То есть, нет, бояться, конечно, можно (лучше, чем врать себе, запихивая страх подальше, как бомбу на дно портфеля в надежде, что хорошо спрятанное не рванёт), просто надо учиться действовать, не учитывая интересов внутреннего трусла. Понимать его (трусла) место в нашей внутренней империи, помнить, что даже давая полезные практические советы, оно работает против нас. Страх - самый главный страж, поставленный надзирать за нами, чтобы никто никуда не пророс.

- Второе главное - помнить, что даже пять минут в сутки бесстрашных осмысленных действий во имя изменения мира по нашей воле (изменений, выходящих за рамки наших насущных бытовых интересов) - это охренительно много. За пять минут в сутки сияющий небесный паёк тоже дают.

Спонсорами проповеди прошу считать вино верде, которое я сейчас в одно рыло вероломно допиваю за нами (всё сложно) и Маленькую Белую Кошку, вероломно же лежащую на моей ноге так, что встать и пойти спать совершенно невозможно.
чингизид

Качество света

В августе (не помню, какого числа) мы с другом Р. одновременно внезапно заметили, что ночи стали по-настоящему тёмные. Совсем другая, качественно отличная от ставшей привычной прозрачной летней, густая, чёрная ночная тьма.
А сейчас я, так получилось, каждый день внимательно наблюдаю за освещением в доме, чтобы решить, когда пора включать все эти огоньки-фонарики. Раньше времени неохота, днём они некрасиво смотрятся. Но и затягивать с этим делом, если я дома, не хочется. Хочется всё сделать вовремя, вот и слежу.
Так вот, ещё вчера (и позавчера, и в предыдущие дни) можно было включать огоньки уже в три - начале четвёртого, официально солнце ещё считалось стоящим над горизонтом, а на практике свет переставал быть дневным гораздо раньше, предзакатные сумерки были с такой густой синей примесью будущей тьмы, что считать это "днём" было уже как-то глупо.
А сегодня время включать огоньки наступило примерно на час позже, в начале пятого. Хотя теоретически день успел вырасти всего на одну минуту. Но не в этой минуте дело, а в изменении качества света. И повышении прозрачности тьмы.
Ужасно интересная штука, мне впервые так чётко, в самый момент перелома это заметить удалось.