April 13th, 2019

Заинька

разных широт

В журнале "Крокодил" моего детства была рубрика "Улыбки разных широт" с материалами, попизженными из иностранных журналов; географический термин "широта" был мне по малолетству неизвестен, поэтому насчёт улыбок у меня была версия, что они просто разной степени растянутости. Какие-то до ушей, а какие-то - нет.

Лучшая в мире рецензия на Avignon (который Comme des Garçons) была выдана мне вчера: ой, ты пахнешь, как в церкви. Аж хочется исповедаться. УЖАС КАКОЙ!
(Пассивные католики, которых в детстве бабки таскали в церковь - лучшая аудитория. Здесь их много, мне повезло.)

Рассказываю об открытии выставки нашей общей знакомой. Меня спрашивают: ну и как?
Говорю: в жанре "моя подружка ебанулась" это совершенно точно гениально. А какое оно искусство, пока не могу понять.

Художница (та самая, у которой выставка) спросила: "Тебе по этим работам не кажется, что я уже немножко тю-тю?" - "Естественно ты тю-тю, - отвечаю, - а как иначе? Ты на что вообще рассчитывала, когда в художники шла?"

Котовская, огромный толстый котёнок, носилась по дому с конским топотом и адскими завываниями - так в её исполнении обычно выглядит тру охота, которая не просто игра. Мне уже не привыкать, что в результате буйного сафари наша девочка обычно ловит и убивает какую-нибудь мошку (даже не муху, муха всё-таки крупный опасный зверь). Но на этот раз добычи, видимой глазу, не обнаружилось. Думаю, котёнушка поймала и терзала микроба. Загублен нищасный микроб!