April 15th, 2019

Лютер

не забыть

Сегодня столько важного наговорили, что хорошо бы не забыть.

- Всякую проблему следует решать, предварительно переведя её (и решающего проблему себя) в высшую (хотя бы относительно высокую) октаву. Возвысить бытовой спор до поединка героев, бюрократические неурядицы до битвы с вельзевулом (лично), уборку до чистки авгиевых конюшен и т.п. (Я упрощаю, но так - наглядно.)
В результате - не факт, что мы эту проблему успешно решим (бывают и нерешаемые проблемы, с возвышением октавы возможность решить их далеко не всегда коррелирует, хотя иногда - да). Но важно не это, а то, что в ходе решения скучной бытовой проблемы мы получим возвышающий опыт, а не как всегда.

- Вообще в ходе решения любой проблемы важно не формально победить (т.н. "победа" просто приятный бонус и всегда не навсегда). Важно, как мы вели себя в процессе. Как действовали. Делали лучшее, что могли, или сливались. Бывают такие отвратительные победы, что от чемпионского кубка потом много лет тошно. И формально проигранные сражения невероятной красоты. В любом случае, настоящий результат любого сражения (дела, проекта) - полученные на выходе новые мы.

- Когда мы ни с того, ни с сего становимся "хуже", чем уже привыкли быть, говнимся на ровном месте, даём слабину, теряем ориентиры, перестаём себе верить, это не ужос-ужос, а вполне себе ок. И скорее свидетельствует, что у нас достаточно ясный взгляд на себя. Всё отслеживаем, всё понимаем, отдаём себе отчёт. Главное научиться от этих отчётов в уныние не впадать. Потому что это просто нормально - когда качает туда-сюда. Так и должно быть. Человек - конструкция неустойчивая, как бы высоко не воспарил дух, вся остальная человечина будет тянуть назад. Собственно в этом напряжённом противоборстве между собственной высшей и низшей октавами и выковываемся постепенно крутые, клёвые мы.
Настоящая деградация от таких качаний отличается тем, что деградируя, мы остаёмся подозрительно довольны собой, или (так чаще бывает) избирательно - только своим невъебенным умищем и своей незыблемой правотой. А какими бывали в своей высшей октаве, уже и не помним. Да и вообще, какая такая "октава"? Что за херня?

- Человек (то, что размещается в конструкции "человек") чрезвычайно разнообразен, я имею в виду, у каждого из нас довольно большой диапазон между нашими персональными высшей и низшей октавами (чем больше этот диапазон, тем... больше мы психи эээ... скажем так, интересней нам жить). Нет смысла пытаться всегда пребывать в своей высшей точке: это технически невозможно, а если возможно, значит точка была не высшая, ну или мы не очень честны с собой. Зато проводить большую часть времени жизни в стремлении к своей высшей точке - не просто возможно, но и, честно говоря, маст, иначе - деньги на ветер, непонятно, зачем вообще было всю эту органическую жизнь затевать.
Стремление к собственной высшей октаве и есть "жизнь в духе", о которой так много говорят большевики попы, обычно ни хрена не понимая. Но только когда это настоящее, деятельное стремление. Главный приоритет.

- Правильная расстановка приоритетов - важнейшее из искусств. Что я могу сказать, оглядываясь назад, на свой и великое множество чужих опытов. Переставить приоритеты по своему усмотрению (скотские социальные ценности отодвинуть, любые виды контакта с божественным - вперёд) так трудно, что кажется почти невозможным, потому что жизненные приоритеты расставляются не в уме, а гораздо глубже. Но если очень долго, упорно, изо дня в день думать об этом правильные мысли, дело постепенно сдвинется с мёртвой точки и пойдёт на лад. "Вода камень точит" - это про нас.

- Пока приоритеты не расставлены должным образом, настоящей игры не будет. Мне очень жаль, но это так.
бойс

круче, чем Бойс

...а вообще у нас было жгучее южное солнце, ледяной арктический ветер и натурально фестиваль городской ебанины ("ебанина" - высшая октава "прекрасной хуйни") с участием специально приглашённых дикорастущих пальм (на огородах) и реанимационых автомобилей Скорой помощи (на огородах же). Синие сциллы на кладбище, мужик с красным пакетом и рыжим котом, которого подзывал свистом, другой мужик, клетчатый, в Шляпе с большой буквы и серой лохматой шерстью на локтях, натурально недопревратившийся оборотень, кленовые кулаки при огороде спящего князя, кроссовки для ходьбы по неэвклидовым плоскостям, несколько архитектурных сооружений, неубедительно имитирующих жилые дома и построенных по принципу "кажется, у людей это обычно выглядит приблизительно так", двор, усыпанный окаменевшим гуано, дом с деталями и пристройками из рекламных щитов, школьное озеро стылого ноябрьского ужоса, уточки-племянники Ктулху, и ещё столько всего, что вспоминая, я упираюсь твёрдым лбом своей памяти в ту самую неэвклидову плоскость, для которой были кроссовки, и вдохновенно мычу, отмечая окончательный выход за пределы пространства, описываемого при помощи слов, и переход в какое-то другое, рассыпающееся на запахи, движения и лучи.

Этот город - не просто the Город, он ещё и великий художник. Временами я думаю, он даже круче, чем Бойс (только никому не говорите, а то за мной арт-инквизиция придёт).
В связи с моим скандальным заявлением нащот Бойса думали - было бы круто, если бы в один прекрасный день в городе появилось сорок (например) надписей: "Я круче, чем Бойс", а назавтра чтобы они все одновременно бесследно исчезли, как будто чувак застеснялся - ой, чо это я.

ПС
Ай, да. Яйцо же (зеркальное) у ангела (ужупского) спиздили. Наверное высиживать унесли.
чингизид

+ кофеин

Открылся летний кофеин-будка на Лукишской площади, и я вотпрямщас там сижу, хотя надо бежать по делу. Но какое может быть дело, когда на Лукишской площади нелепым железным крокусом расцвёл Кофеин, один из моих любимых, потому что, во-первых, сезонный, про лето, а во-вторых, потому что Лукишская площадь - мемориальное место ("мемориальное кладбище", - подсказывает Т9, и оно почти право, Лукишская площадь - напротив бывшего здания кгб и вся целиком - памятник погибшим от этой угрюмой херни).
Так вот, когда Лукишскую площадь отстраивали заново, Кофеин-будку закрыли, и многие говорили, что это хорошо, негоже в таком знаковом месте кофий хлебать. Но будка благополучно вернулась, а зимой на Лукишской площади был смешной маленький каток с музыкой и цветными прожекторами; надеюсь, линди-хоперы тоже вернутся, чтобы по четвергам, или какой там у них был день недели, напротив кофейной будки плясать.
Потому что всё это - кофейня, каток, танцы на улице - и есть настоящий памятник павшим, наглядное свидетельство того, что жизнь и радость в очередной раз победили угрюмую сволочь. А потом догонят и победят ещё.